суббота, 1 марта 2014 г.

«ТУТ БЫ МИХАИЛУ БОРИСОВИЧУ ПРОМОЛЧАТЬ…»

Недавно «Обыватель» отметил 45-летие Михаила Ходорковского публикацией «Эффект МБХ». Во вводной заметке к ней мы писали, что Басманное правосудие, установленное в России в годы путинского правления, - не навечно. И что для будущих учебников истории, дабы оно не повторялось, важно сохранить все детали, прямо скажем, исторического процесса уничтожения ЮКОСА.

И вот, пожалуйста. «Новая газета»  напечатала беседу с последним председателем совета директоров НК «ЮКОС» Виктором ГЕРАЩЕНКО. Во вступлении к публикации интервьюер Виталий ЯРОШЕВСКИЙ пишет: «В какие миллиарды обошелся ущерб, нанесенный «делом ЮКОСА» репутации российской власти, российскому бизнесу, экономике страны в целом, – никто не считал. Хотя рано или поздно считать придется».

Ну, что же, процесс пошел. Мы перепечатываем фрагменты рассказа экс-председателя совета директоров ЮКОСа. И хотим заметить, что это свидетельства человека чрезвычайно осведомленного и сведущего в хитросплетениях власти, а также – не какого-нибудь там презренного защитника демократии или, того хуже, правозащитника, а твердого государственника, давно прослывшего носителем и поборником здравого смысла.
«Девяностые были непредсказуемыми, но очень интересными. Было ощущение перспективы, страна эволюционировала, хотя с определенными скачками и зигзагами. Если говорить о двухтысячных... …Я столкнулся с судебным, правовым беспределом, с чрезмерным усилением… как бы это сказать — властной направляющей… …у нас над «ошибками» работает некто в галифе, сапогах и фуражке, даже если на нем всего этого нет».



…- Скажите, кто, по вашему мнению, персонально несет ответственность за разгром ЮКОСа?
- Персональную ответственность, я считаю, несет Сечин. Почему? Ну, во-первых, он председатель совета директоров «Роснефти». Во-вторых, он, совмещая этот пост с должностью заместителя главы администрации Путина, вовсю использовал этот ресурс. Известно, что «за зубцами» были не то что разные подходы к расчленению ЮКОСа, а было скорее столкновение аппетитов: «Газпром» ведь тоже хотел купить «кусочек» компании, владеющей лицензиями и на разработку газовых месторождений. А совет директоров  «Газпрома» тогда возглавлял известный сегодня стране и миру человек — Дмитрий Медведев. Так вот, между его командой и командой Сечина шла нешуточная борьба за активы ЮКОСа. И Сечин победил. Потому что именно он, как мне кажется, руководил всем процессом и докладывал о  «проделанной работе» Путину.

А Путиным, я считаю, руководили две вещи. Поясню. Одним из лиц, стоящих за кремлевским проектом по созданию партии «Родина», был Юрий Владимирович Скоков. Мужик очень неглупый. В ельцинские времена, в начале 90-х, был секретарем, Совета безопасности, одним из кандидатов на пост премьер-министра. Из большой политики ушел после расстрела Белого дома, я думаю — по принципиальным соображениям. При создании же блока «Родина» он был не последним человеком.

Скоков, Рогозин, Глазьев часто собирались вместе. И вот однажды Юрий Владимирович показал мне записку страниц на десять, которую они направили Путину где-то в начале 2003 года. В записке речь шла о том, что с учетом географического положения России, ее природных ресурсов, состояния российской экономики государство должно обязательно держать руку на пульсе и иметь возможность разными способами регулировать развитие энергетического сектора. Например, через создание большой государственной нефтедобывающей структуры. Говорилось в записке и о том, что и в газовой отрасли не должны работать исключительно частные компании. В принципе на нынешнем этапе нашего развития вполне разумные, на мой взгляд, предложения. Потому что нефть и газ при нашем климате, наших пространствах — основа хозяйственной и социальной жизни страны, основа себестоимости продукции.

Записку положили Путину на стол, и он ее себе оставил, не отправил в архив. Так вот, я думаю, частично идея превращения «Роснефти» в такую компанию, каковой она является сегодня, была почерпнута президентом из записки  «родинцев». Это первый мотив, которым, как я полагаю, руководствовался Путин в «деле ЮКОСа».

Был и второй. Хочу сразу оговориться: мне об этой истории рассказывали несколько человек — т.е. информацию я получил из нескольких, не зависимых друг от друга источников.

В феврале 2003 года — как всегда, в одном из кремлевских залов — состоялась очередная встреча Российского союза промышленников и предпринимателей с президентом страны. Среди прочих выступил и Ходорковский, который сказал, что компанию «Северная нефть» (на нее претендовал и ЮКОС. — В. Я.) продавали не совсем справедливо, не все были допущены к конкурсу. На критику Ходорковского Путин ответил в том смысле, что у ЮКОСа тоже не все прозрачно, мол, есть проблемы с налогами. (Кстати, этот эпизод даже по ТВ показывали.) Но это было только начало.

Ходорковский вновь взял слово и обратился к Путину с просьбой дать добро на прокладку нефтепровода в западные районы Китая. Цена вопроса — 3 млрд долларов с финансированием за счет ЮКОСа и китайской компании. Необходимо согласие высшего российского руководства.

Надо заметить, что по трубе доставка нефти в Китай обходилась бы ЮКОСу, который, кстати, исполнял российско-китайское межправительственное соглашение, в два раза дешевле, чем по железной дороге.Путин ответил «нет» и сказал, что есть проект строительства трубопровода на Восток, в район Находки, ценой в 10 млрд. долларов, вот его и надо реализовывать. Ходорковский возразил: этот проект связан с деньгами государства, тогда как ЮКОС намерен вкладывать частные капиталы, не обременяя казну; компании необходимо лишь высочайшее одобрение. Путин опять — «нет». И тут бы Михаилу Борисовичу промолчать, но он возьми да и скажи (воспроизвожу со слов тех, кто это слышал собственными ушами): «Владимир Владимирович, вы не понимаете важности выстраивания отношений с Китаем…» И сел…



 …- Когда мне поступило предложение избираться в совет директоров, уже было известно о серьезных налоговых претензиях к компании, а самого Михаила Борисовича захватили в Новосибирске (что выглядело, кстати, весьма комедийно и глупо, будто в Москве его нельзя было задержать). Естественно, меня смущал вопрос: а что с этими налоговыми претензиями и стоит ли в совет директоров соваться? Я… посоветовался с двумя людьми, которые занимали ответственные посты в Минфине: это Владимир Пансков и Владимир Петров. У обоих  серьезный послужной список. Пансков в разное время работал в бюджетном управлении, потом министром финансов. А Петров был первым замом министра финансов и знал все о бюджетах. Я с ними советовался по отдельности: вот есть такое предложение — идти или нет? И они мне, не сговариваясь, сказали: иди, а все эти налоговые претензии — выдумки Шаталова, видимо, по поручению властей. (Шаталов был тогда заместителем министра финансов и отвечал за налоги)…



 - …в 20-х числах июля мне звонят из администрации В.В.П.: с вами хочет встретиться помощник президента Игорь Иванович Шувалов. Встречаемся в здании администрации. Сначала разговор обо всем и ни о чем. А потом Шувалов вдруг говорит: Виктор Владимирович, избрали вас председателем совета директоров ЮКОСа, вот и работайте, зачем дергаться? А Ходорковскому мы не верим. Я ему в ответ: что значит, верите — не верите? Он хочет передать свои акции в управление компании. Потом они могут быть выставлены на аукцион, а выручка от них может использоваться для погашения налоговых требований. Более того, через аукцион контрольный пакет ЮКОСа мог бы перейти государству — той же «Роснефти», если угодно. Короче, проблема решается цивилизованно, по закону. Шувалов опять: мы Ходорковскому не верим, он предлагает свои акции, чтобы уйти от суда или меньший срок получить, но он же потом начнет говорить, что с ним поступили несправедливо, его заставили и т.д. Я попытался его убедить, что подобные договоренности оформляются юридически. Потом еще сказал, что объявленная продажа «Юганскнефтегаза» незаконна. Все мимо…

Комментариев нет :

Отправить комментарий