среда, 12 марта 2014 г.

ЛЕКАРСТВО ОТ НЕНАВИСТИ, или ХОЧУ НОРМАЛЬНОСТИ БЫТИЯ

Бурная общественная дискуссия вокруг телесериала "Школа" (его временно прекратили показывать на "Первом канале"), началась, как и следовало ожидать,  с требования коммунистов в Государственной Думе прекратить (!) демонстрацию сериала. Почти одновременно с этим глава синодального отдела Московской патриархии по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями протоиерей Димитрий Смирнов со всей большевистской прямотой заявил: авторы сериала "наживаются на самом низменном, что есть в людях".

«… есть предложение по Второму каналу показать другую школу, — заявил спикер Госдумы Грызлов. -
Давайте покажем, какая школа может быть в 21-м веке».

Ну, прямо дежавю! Сколько раз мы наблюдали это: прикрыть нечто показывающее что-то некрасивое, прямо скажем, язвы общества – и нет повода для беспокойства. И можно бесконечно мусолить захватывающие идеи – уже не коммунистического строительства, а под грифом «2020», или даже «2030»…

 К сожалению, многие люди столь же поверхностно судят о сложных явлениях.

Между тем, не трудно увидеть, что, как сказал режиссер Александр Митта, Германика (режиссер фильма – ред.) показала реальность на самом безобидном примере – школе. А могла бы снять кино про милиционеров, которые бесчинствуют на наших дорогах, или про то, как бизнес взаимодействует с властью. Министр образования и науки Андрей Фурсенко тоже заметил, что, по сути дела, сериал «Школа» - рассказ не о школе, об обществе, проблемы которого в моменты кризисов и переломов усугубляются.

О разрушительных процессах в нашем обществе говорит крупнейший ученый-педагог нашего времени Юрий Азаров. Мы напоминаем вам его статью «Мы живем в бесслезное время» из подборки «Почему наши детки улетают на небко» (http://obivatel.com/artical/54.html), помещенной в «Обывателе» № 1. А также  публикуем очередную заметку Галины Щербаковой.


 Галина Николаевна ЩЕРБАКОВА родилась в г. Дзержинске Донецкой области. Училась в университете в Ростове-на-Дону, окончила Челябинский педагогический институт. Работала в школе учителем русского языка и литературы, затем литсотрудником, заведующей отделом челябинской областной и ростовской областной молодежных газет. Три года была редактором областной газеты «Молодой ленинец» (Волгоград).

С 1968 года живет в Москве. Работала в «Литературной газете», журналах «Смена», «Литературное обозрение». Как прозаик печаталась в журналах «Дон», «Юность», «Знамя», «Огонек», «Новый мир», «Согласие», «Вышгород» и др. Автор более 40 книг, многие из которых переведены на английский, немецкий, итальянский, китайский, венгерский, латышский и другие языки. По сценариям Г.Щербаковой сняты кинофильмы «Вам и не снилось» (реж. И. Фрэз; лучший фильм 1981 года, лидер проката, удостоен приза Всесоюзного кинофестиваля), «Карантин», «Личное дело судьи Ивановой», «Двое и одна», «Пусть я умру, господи» и телефильм «Женщины в игре без правил».
Так говорит Щербакова

В последнее время то и дело задумываюсь о молодых своих соотечественниках, тех, кому 14-20 лет. Смотрю на детей и внуков своих знакомых – нормальные, разумные, во многом интересные ребята.

Сталкиваюсь в метро со стайками парней с каким-то диким, бессмысленным взглядом, одетых в куртки с нарисованными белыми черепами, – и боюсь их.

А недавно встретилась с приличными на вид парнишками и девчонками, которые зазывали пойти митинговать под балконом какого-то журналиста. «Зачем?» - спросила я. «А чтоб Россию уважал».



Голова кругом. Из огромного спектра цветов, которые входят в воспитание,    выбраны лишь некоторые. Ну, к примеру, нас хлебом не корми, а дай повоспитывать высокую гражданственность, отбросив, к примеру, всякое представление о сострадании. Мы впихиваем в детей любовь к Родине, истаптывая эту самую Родину как угодно. Напрочь забываем о том, что чувство жалости к родителям для воспитания порядочного человека - основа не менее глубокая и важная, чем восхищение героической историей.

Помню, как когда-то моя дочь плакала, приходя из школы, потому что там учительница упорно внушала новоиспеченным октябрятам: «Родину надо любить больше, чем маму!» Это не укладывалось в голове дочери, и ей было стыдно, что она такая несознательная…

Конечно, я понимаю, откуда что пошло-поехало и как нам непросто вернуться к нормальным ценностям.

Но вот вопрос: так ли уж хотим мы к ним вернуться? Если людям по-прежнему бывает не жаль миллионов убиенных (а они этого и не скрывают), то что это за люди? И какая тут может быть мораль?

Я думаю, что воспитание человека ни в малейшей мере не должно быть подчинено политике. Порядочный человек сам, без понуждений, непременно будет хорошим гражданином. Милосердный не ввяжется в кровопролитие. Щедрый поделится с пострадавшим. Любящий отца и мать защитит Родину.

Я работала в школе и знаю, сколь много может сделать для закладки порядочности в душе учитель. Один, всего один Учитель, которого любят и уважают дети, вполне может «прикрыть» собой десяток обыкновенных урокодателей-предметников. Его наличие (я на месте директоров школ просто следила бы за этим) в каждом классе обеспечивает добротный уровень воспитания.

А семья? - спросите вы. По большому счету она, конечно, должна быть тут главной. Но семья наша сплошь и рядом раздавлена жизнью и ей не до детей. Она мучительно болеет авитаминозом от отсутствия… всего. Какое  человеческое качество может родиться в такой семье? В лучшем случае - терпение. В худшем - ненависть ко всему сразу.

Однако есть тут одна закавыка. Мы уже видим и весьма обеспеченных, видим даже явление русской dolce vita. Но… и там столько же ненависти, зависти и корысти, сколько у бедных. Ловушка? Получается, что «хоть стеньку о горох, хоть горох об стеньку». Нищета и богатство у нас рождают одно и то же: ненависть и скудоумие.

Все нам не впрок. Мы снова в западне. Всмотритесь в лица тех, кто нынче «заказывает музыку» (для народа). Хоть один из этих немеряных богачей походит на Чехова? Портреты большие - разглядывайте, не ленитесь.

На место суконного пальто на всю жизнь пришло суконное отчуждение народа от народа.

Посмотрите, как чудовищно заползает в юные души ксенофобия. Особенно, как мне кажется, в Москве. Москва-страдалица ожесточилась гораздо раньше провинции, несмотря на то, что в лихие советские времена продукты питания в ней продержались дольше, чем, к примеру, в Челябинске. Но, видимо, между хлебом и добром не всегда прямая зависимость: на периферии дольше сохранялись иллюзии.

Я сама из тех, что «понаехали», и до сих пор знаю провинциалов, правда, это все уже не очень молодые люди, которые искренне считают, что если жить в городе, где есть Пушкинский музей и дом Булгакова, то это уже счастье, которого мы, живущие здесь, не понимаем. Но большинство нынешних «завоевателей столицы» - это не они. Москву заполняют те, у кого нет корней и там, где они жили раньше. Но разве это причина для взаимной нелюбви на грани ненависти?..

Недавно я разговорилась с милой пятидесятилетней женщиной из Екатеринбурга, инженером, начальником цеха. Так вот, она призналась, что узнала, что «американцы тоже люди», из романа Хейли «Аэропорт». Весь же ужас заключается в том, что она до сих пор не уверена, надо ли этим «открытием» поделиться с сыном-школьником или это пойдет ему во вред. Ведь он такой хороший мальчик, «без закидонов», все понимает правильно, стоит ли «разрушать» его информацией про «человеческую» Америку? Думаете, она совсем дура, эта моя знакомая? Да ничего подобного! Она приезжала в Москву разрешать вопросы будь здоров какие, у нее не одна сотня людей в подчинении...

Но она... Как это говорят? Продукт времени? Противные слова, тем более, в сущности, о хорошем человеке, у которого - всего ничего! - сбиты напрочь нравственные ориентиры.

Никто никому не повторяет, как «Отче наш»,  что человеку полагается иметь стержень, который, независимо от обстоятельств, от политических игр, от погоды и времени, всегда должен быть направлен к любви, добру и знанию и никогда - к другому. Это и есть Бог.

Скажите, почему нам, российскому народу, с какого-то времени осознание этой истины стало как бы мешать? Потому что были плохие попы и в церквах бывало нечисто? Теперь мы знаем: и крупный политик, и генерал может быть лихоимцем, но мы же на этом основании не гоним государство, а ведь по той логике... Не дай бог нам вернуться к той логике! И если я вижу силу, которая способна этому помешать, она все-таки в возвращении совести и веры. Веры в то, что нельзя победить зло топором... Его, зла, тут же станет больше. У топора такое свойство. А добром можно. Ну что делать? Я в это верю. Если хотите, это моя религия. И еще. Богатство никого не сделало лучше.

Поэтому я все же ввела бы в школах уроки, беседы, диспуты, обязательные, плановые, с извечным вопросом - а что такое он, человек, вообще и порядочный в отдельности?

Сколько замечательных, может быть, и безумных открытий способен родить юный мозг, допущенный к осознанию самого себя. А мы все бездарно талдычим: чем занять молодых? Мыслью, дорогие, мыслью! Но свободной, но вольной, но широкой, но во все стороны...

Наши дети - наше будущее. Какое я предпочитаю будущее? В сущности, я минималист: у меня к будущему одно требование - чтоб не убивали людей. Не бросали стариков и детей. Не поклонялись мамоне. Человек, растящий хлеб, воспитывающий детей, строящий дома, господи, он же просто-напросто нормален!

И еще: он не должен раз за разом тупо и оглашенно создавать себе очередного кумира. Это не просто грех. Это противно. Прямая, гордая осанка красивее согнутой, а рот, в едином порыве орущий, просто уродлив.

И мы это много раз проходили.

12 февраля 2010 г.

Комментариев нет :

Отправить комментарий