четверг, 6 марта 2014 г.

ДОРОГИЕ МОИ СТАРИКИ…


Тест

СКОРО ЛИ ВЫ СТАНЕТЕ СТАРИКОМ?

Немецкий мудрец Г.Лихтенберг сказал: «Ни­что не старит так скоро, как неотвязная мысль, что стареешь». Люди, меньше других озабоченные проблемой возраста, дольше оста­ются молодыми. Прочие старятся раньше. Не хотите ли узнать, к какому типу относитесь вы?

I. В модном журнале вы прочли о новом омолаживающем препарате. Какова ваша реакция?

а. Скептическая. Даже если он поможет, то на короткое время;

б. Вы не верите в возможность омолодиться;

в. Вы готовы приложить все свои силы, потратить накопленные деньги для его приобретения;

г. Посмеетесь над выдумкой авторов.

II. Ваша любовница (любовник) намного вас моложе. Каково ваше поведение?

а. Вы довольны своей ролью, но не очень верите в ее продолжительность;

б. Часто чувствуете себя кем-то вроде отца (матери);

в.  Занимаетесь гимнастикой, посещаете массажиста и косметолога, чтобы выглядеть моложе;

г. Свято верите в силу любви и больше ни о чем не думаете.

III. Вы встретились с кем-то, кого не видели много лет. Что бы вы предпочли услышать?

а. Вы совсем не изменились;

б. А я бы вас не узнал (узнала);

в. Прекрасно выглядите;

г. Вашей внешности можно позавидовать.

IV. Что бы вы сегодня хотели услышать о себе в оценке вашей внешности?

а. Неувядающий (ая);

б. Интересный (ая);

в. Привлекательный (ая);

г. Внушающий (ая) уважение.

V. Какую вы выбираете себе одежду?

а. Чтобы она максимально молодила вас;

б. Самую модную, даже если она молодежная;

в. Соответственно вашему возрасту;

г. Была бы вам к лицу.

VI. Вы обнаружили у себя первый седой волос. Ваша реакция.

а. Вырываете его;

б. Покупаете краску для волос;

в. Считаете, что седина делает вас еще более импозантным (ой);

г. Решаете: чему быть, того не миновать.
VII. Вы оказались в компании людей намного моложе вас. Как вы поступаете?

а. Вам не составит труда слиться с нею;

б. Просто остаетесь самим собою;

в. Попытаетесь вести себя так, как будто вы столь же молоды;

г. Решаете, что им интересно пообщаться с человеком постарше.
VIII. Вы приходите к врачу и слышите, что для своего возраста вы в прекрасной форме. Ваша реакция.

а. Улыбаясь, ответите, что октябрьский переворот вы не помните;

б. Спросите: «Разве это зависит от возраста?»;

в. Начнете активно заниматься гимнастикой и установите для себя строжайшую диету;

г. Обрадуетесь и поблагодарите доктора за комплимент.
IX. Если кто-нибудь поинтересуется вашим возрастом, что вы ему ответите?

а. Рассердитесь, сказав, что это личное дело, и откажетесь отвечать;

б. Убавите несколько лет;

в. Скажете правду;

г. Сделаете вид, что не расслышали вопроса.
X. Вы поселились в гостинице с человеком моложе вас. Что вы делаете?

а. Все, чтобы он (она) не узнал (а) ваш возраст;

б. Называете другой год рождения;

в. Не стараетесь скрыть свой возраст;

г. Не задумываетесь над этим.
  ОЦЕНИТЕ ВАШИ ОТВЕТЫ           


     I    II    III    IV     V    VI    VII    VIII    IX    X
А    5    5    10    10    10    5    5    3    10    5
Б    3    3    5    0    5    10    0    3    5    10
В    10    10    3    5    0    3    10    10    0    3
Г    0    0    0    3    3    0    3    0    3   0


От 80 до 100 баллов:

Вы постоянно находитесь под грузом своего возраста. Вы склонны обращать любое случайное замечание насчет ваших лет в драму. Но поскольку обладаете живым умом, то, если перестанете думать о том, как долго вы еще можете прожить, - остане­тесь с молодой душой многие годы.

От 70 до 79 баллов:

Вы довольно успешно пытаетесь бороться со старостью, но ее призрак живет рядом и может в любой момент набро­ситься на вас. Не опускайте руки, старайтесь изменить то, что еще возможно, но не пробуйте прошибить лбом стену. Осознайте, что ста­рость - удел всех долгоживущих, что она естественная реальность на­шей жизни.

От 30 до 49 баллов:

Старость пугает вас. Но в попытке преодолеть страх вы... устремляетесь ей навстречу. Успокойтесь и не старейте раньше времени. Вполне возможно, что старость не так уж близка, как вам представляется.

Меньше 30 баллов:

Вы человек уравновешенный, приспособлен­ный к естественному ходу вещей и не видите причин для преждевре­менного ожидания старости. Вы спокойно идете в ногу со временем и готовы без трагедий встретить старость, когда она наступит.
Они доканают нас, если мы не перестанем их морально уничтожать

Психофизиолог, доктор медицины профессор Леонид Александрович Китаев-Смык любит проводить аналогии между человеческим и животным миром. Это позволяет ему лучше понять людей и нагляднее увидеть проблемы, которые их волнуют. Некоторых  такой натурализм  раздражает, другим интересно, впрочем, интересно и тем, кого раздражает. Не изменил он своему обычаю и в разговоре о старости и стариках. Мы все, считает Китаев, боимся старости, ненавидим ее и тем самым… обрушиваем на свои головы склеротические обиды наших отцов.


 - Практически всю жизнь, - рассказывает Леонид Александрович, - я занимаюсь проблемой стресса. И в Институте космонавтики, и в Кремле, где я был внештатным консультантом. Меня пригласили туда в начале семидесятых именно как специалиста по стрессу. И много лет, до самого конца советской власти, я ходил туда, каждый раз по разовому пропуску, и за все исследования не получил ни рубля. Зато имел уникальную возможность изучать, если можно так выразиться, стрессоустойчивость членов Политбюро. Среди многих частных вопросов был один кардинальный: почему они все долго живут, почему их физиологические показатели лучше, чем у средних представителей их возраста? Я вспомнил, что и Политбюро сталинского созыва – тоже сплошь долгожители. А ведь он их выбирал еще в молодости. Исследования, которые там удалось провести, привели меня к выводу: старость может быть бодрой и здоровой, если исключить главную причину дряхления. И эта главная причина – отсутствие у индивида информации о его социальной полезности. Взамен у него начинает накапливаться внутренняя подсознательная информация о том, что он не нужен никому, не нужен обществу, что у него все не так. И вот тогда…

-…вы опять обратились к аналогии с животным миром?

- Да. В том, что касается жизни и смерти, нельзя обходить эти аналогии. Вот что происходит у животных: у особи, которая начинает получать информацию о собственной ненужности, для начала портится характер. Она становится пугливой и из-за этого агрессивной, злобной. Огрызается, дергается. Находится в состоянии хронического стресса. Тогда-то и включаются самоубийственные механизмы противодействия жизни, которые реализуются в виде так называемых болезней стресса - инфарктов, инсультов и так далее. Если у животных такие реакции достаточно быстротечны, и от отвержения особи до его смерти проходит совсем немного времени, то у человека процесс порой затягивается на годы.

Совершенно аналогичные вещи мы, ученые Института космонавтики, видели у молодых людей при стрессовых нагрузках. Например, в одном из экспериментов обнаружили, что при нормальном общем давлении может резко повыситься давление в головных сосудах. Можно даже довести человека до инсульта при совершенно здоровых сосудах. Стоит убрать стресс – все приходит в норму. Особенно эта зависимость от стресса касается того, что называется «склеротическим комплексом». Самое поразительное здесь то, что «склеротический комплекс», с точки зрения психологии, - это совсем не обязательно склеротические изменения сосудов. Часто у многих стариков никакого склероза сосудов нет, а ведут они себя абсолютно «склеротически». Склеротический характер проявляется в виде брюзжания, надоедливых наставлений, назойливых советов – всего того, что ассоциируется у нас с «противным старикашкой». На самом деле он всего лишь пытается доказать себе и окружающим, что нужен обществу. Но в реальности лишь способствует возникновению хронических стрессов у молодых, а это опять инфаркты, инсульты… В общем, порочный круг.

Старики, пользующиеся признанием и авторитетом, обычно не проявляют склеротических признаков. Члены Политбюро были долгожителями прежде всего потому, что чувствовали: без них ничего невозможно, они командуют, они властители, без них все рухнет.

- Но ведь не могут все быть членами Политбюро.

- Конечно. Тогда тем более окружающие нас старики должны постоянно получать информацию о собственной полезности. Для того чтобы предотвратить дряхление вашего старика, надо ему всячески показывать, что он чрезвычайно нужен, очень правильно все делает. Я бы даже сказал: чем меньше он полезен в действительности, тем больше должно быть исходящей от вас такого рода информации.

В культурах многих народов это было или есть. Вот смотрите: «ак-сакал» – белая борода. Когда у человека появляется белая борода, ему уже не надо быть производителем, можно уйти от этого, потому что он будет окружен почитанием и почтением, то есть избыточной информацией о его уме, полезности. Таким образом, социально-политическая структура освобождается от старого человека, а человек снимает свои претензии к обществу, потому что окружен почетом и уважением. Это состояние будет препятствовать его дряхлению, существенно облегчит ваше с ним сосуществование. То же было и в европейской культуре, и в русских деревнях – институт почитания старцев. Хотя, конечно, в некоторых культурах был совершенно другой подход. Я не хочу о них упоминать.

- Я вот как раз вспоминаю этнографические записки, в которых говорилось о том, что и у наших предков были когда-то обычаи избавления от стариков, которые потом сохранились в некоторых ритуалах. Сказки вот тоже… Сажали на саночки и в лес отвозили… И только прогресс прекратил эту практику.

- Такие вещи, как «на саночки и в лес», были далеко не всегда и не везде, и связано это было с какими-то чрезвычайными обстоятельствами, голодными годами или с тем, что человек был уже очень болен, эвтаназия такая. Здесь очень много «мифов», то есть современных псевдонаучных бредней.

- За что вы выступаете? Заставить уважать стариков искусственно? Это раньше, когда не было ни книг, ни компьютеров, старый человек был носителем знаний, а сегодня человек, переставший работать, моментально вылетает из информационного поля и любой подросток через месяц указывает ему, как и что делать. Как тут восстановить почтение?

- Вы пользуетесь расхожими штампами. Это все глупости. Знания всегда были у деятельных людей среднего возраста, как мы бы сказали сейчас – работающих. Почет обеспечивался почти исключительно для того, чтобы легче было вместе жить, для того, чтобы не дряхлели они, не впадали в маразм. На протяжении многих тысяч лет человечество выявило этот механизм и использовало его. Если стариков, пусть «искусственно», переводить в разряд особо уважаемых членов общества, то «работающее население» обезопасит себя от склеротиков – занудных, скучных, мешающих. Даже физическое оздоровление наступает у старика, избавленного от стресса ненужности. «Нужные» старики просто физиологически стареют, а потом довольно быстро умирают, не проходя через ужасную многолетнюю стадию дряхлости существа, которое никому не нужно. Вот для этого среднее поколение традиционно и обращалось к ним с повышенным почтением, это было обязательным для всех членов общества и делалось ритуально, из поколения в поколение.

- Почему же эта славная традиция умерла?

- Это результат смены социального строя. Когда он разрушается, все принадлежавшее ему объявляется отжившим, ненужным. Но, к сожалению, в море действительно ненужного зачастую тонет и нужное. Когда у нас случилась революция, люди пытались очень многое отбросить, ну, например, ходили в одной лишь ленте через плечо с лозунгом «Долой стыд». А потом вернулись к каким-то нормам, которые были очевидно полезны.

Нечто подобное произошло и с отношением к старшему поколению. Там, где революции меньше коснулись культуры, традиционное почитание стариков сохранилось больше. Например, в Европе уважения к ним больше, чем у нас. Вообще можно сказать, что мы в этом плане больше всех пострадали. Но это социально-психологическая причина, а вот вторая причина: когда имущество стало ничьим, то и значимость стариков – традиционных завещателей и дарителей - тоже понизилась. И, наконец, любые войны уменьшают почтение к старикам, сразу после войны традиционное уважение к ним резко падает. Я очень хорошо помню, что сразу после Отечественной войны никакого уважения к старикам не было. Те, кто не воевал, у кого не было желтых и красных полосок за тяжелые и легкие ранения, орденских планок, – они ощущали себя лишними, как будто они всю войну дурака валяли, а не вкалывали. То же самое я наблюдал во время своей работы в Чечне – там потеряли уважение к старикам. Говорят им: почему вы допустили сталинскую депортацию, почему не воевали за родину?

- Но ведь это реальность: старики постепенно вытесняются из нашей жизни. Вопрос стоит так: можешь за собой ухаживать – пожалуйста, живи, но лучше отдельно, перед глазами у меня не маячь. А не можешь ухаживать – добро пожаловать в дом престарелых. Это раньше старики спали на печке вместе с младенцами…

- По-настоящему цивилизованное общество должно иметь не только возможность отселить молодых от стариков, но и возможность устроить старикам, как говорят, инфраструктуру жизни. Именно старческой, но – жизни. А не подражания молодым как единственного шанса на жизнь. Знакомые психиатры, которые занимаются стариками, они, как ни странно, считают, что бег от инфаркта и от старости - это на самом деле бег к инфаркту и бег к старости. Стремление старых людей быть молодыми - заниматься молодыми видами спорта, иметь развлечения, свойственные молодым, носить соответствующую одежду, делать омолаживающие операции, демонстрировать юношескую сексуальную активность - это все квазиспасение, обман, потому что на самом деле они таким образом очень быстро подходят к своей самоликвидации путем склероза, инфаркта, инсульта.

Кроме того, об этом вообще почти не принято говорить, они лишают себя прелестей возраста аксакала. И не только в смысле уважения окружающих, но и в смысле самопознания, познания мира. Такое поведение называется геронтопатией, боязнью старости, бессмысленным бегством за молодостью. Молодежные физические нагрузки у стариков очень часто ведут к инфаркту, инсульту. Сексуальная активность в пожилом возрасте – к раку простаты. Эмоции молодости в старческом исполнении выглядят впадением в детство, и психиатры свидетельствуют, что отказ от признания себя стариком приводит человека к так или иначе выраженной психопатии.

- Какой же должна быть активность у наших отцов?

- Два типа людей почти не подвержены развитию «склеротического комплекса» – мудрецы и властители, еще Конфуций об этом писал. Академики, артисты и, как бы мы сейчас сказали, «крупные административные работники» - их творческая и физическая активность выше средней активности людей их возраста.

Не достигшие социальных высот, обычные старики должны получать информацию о своей полезности сообразно своему складу. Властных стариков нужно поддерживать информацией о якобы их властности, влиянии, а склонных к творчеству – информацией о их мудрости, уникальности. Для них действительно очень полезны путешествия. Там нет чрезмерной нагрузки, а богатство впечатлений есть. Они на подсознательном уровне становятся как бы властителями среды, открывателями, захватчиками, которые для своего рода осваивают территорию. Это поддерживает сознание их социальной значимости.

Еще выход – когда старики воспитывают внуков. Во-первых, потому, что у них накапливается информация об их социальной полезности. Они омолаживаются даже. Во-вторых, что очень важно, сравнительно недавно открытые человеком неосязаемые запахи, феромоны детей вообще очень положительно действуют на пожилых людей. Но в этом случае очень важно, чтобы сознание своей значимости проходило через затраты какие-то, усилия. Если, например, бабушка раз в месяц приезжает к внукам и раздает всем конфетки – пользы в этом для нее никакой. А вот если родителям некуда деть ребенка и они говорят: «Ну, мама, ну помоги!», она на это отвечает: «Сами нарожали - сами и ухаживайте, я свое отработала», но потом все-таки милостиво соглашается и нянчит внуков, вот тогда польза огромна. Тут одним махом поддерживается и просьба о социальной значимости, и мудрость, которую она передает внукам, плюс третье – действие феромонов ребенка. Есть исследования, что в подобных ситуациях, когда человек через силу осуществляет свою социальную роль, он омолаживается. Если сделать замеры седых волос – окажется, что их стало меньше, тургор кожи повышается, и самое главное – резко уменьшаются те самые склеротические претензии. То есть старого человека надо искусственно ставить в ситуации, когда он вынужден преодолевать свои немощи. В путешествиях как раз это и происходит – им приходится где-то недоспать, где-то подняться раньше, привыкать к новой пище, воде. Если бег и повышенная физическая нагрузка может оказаться вредной и привести к слому, то легкая физическая нагрузка – то, что нужно.

- Насколько справедливо мнение о том, что старики все везде заняли и не дают развернуться молодым?

- Это действительно справедливо, но я бы не обвинял в этом лишь стариков. Дело вот в чем. Лет пятьдесят назад наше поколение уступало места старикам в трамваях, но нам приходилось делать это не так уж часто, потому и не было обременительно. И пожилой человек для нас был - сорокапятилетний. Революция, гражданская война – все они провели существенные «чистки» среди стариков. Но самое главное – еще рождались дети, и стариков на фоне молодых было намного меньше. В тех странах, в которых все в порядке с рождаемостью, например, в Китае, вы практически не найдете дряхлого, больного старика на улице. Еще более поразительна молодость Ирана. И поэтому к тамошним старикам претензий никаких нет, а уважение - есть. В благодарность они не предъявляют склеротических претензий, не захватывают мест. Зачем ему занимать место, если проще получить уважение, став аксакалом?

А у нас рождаемость низкая. Вы входите в любой вид транспорта – там старики. Приходите в общественные места, на службу, на учебу – там тоже заправляют старики, и так далее. Как к ним может в таком случае относиться молодежь? Это подсознательно, это можно подавить, а искоренить нельзя.

Причем в нашей стране из этой ситуации вроде бы и выхода нет. У нас очень постаревшее общество, и одновременно «староненавистническое», геронтофобное. Так как у нас утрачена культура поддержки в стариках мнения об их полезности, да и почти невозможно поддерживать эту культуру в условиях низкой рождаемости, то у нас огромное количество стариков становятся психологически обременительными.

Завтрашние старики – это сегодняшние геронтофобы, они ненавидят старость, но сами будут как раз из-за этого со «склеротическим комплексом». Вот что опасно. Геронтофобы первыми превращаются в брюзжащих стариков.

В Европе общество уже выделяет значительные субсидии на то, чтобы давать старикам информацию об их полезности и тем самым обезвреживать их склеротические претензии. У них существует масса реабилитационных методов: клубы по интересам, общественные организации, фонды…

У нас достойной альтернативы работоспособной жизни нет – центры социального обеспечения стараются изо всех сил, но какой из них может предложить старикам зарубежный тур, билеты на хороший концерт или спектакль, оплатить дорогостоящую операцию? С отменой советской власти все у нас вроде бы получили право вкалывать, но где отдача? Речь идет не только об отдыхе, то есть о возможности перевести дух, но именно о рекреации, восстановлении творческих способностей, видите, у нас для обозначения этого процесса даже слова нет собственного.

Американская цивилизация устроена таким образом, чтобы из каждого человека вынуть сто процентов его потенциала, а после этого сто процентов в него вложить обратно. А у нас уже есть возможности все отдать, но пока не накоплены ни кадры, ни методы, чтобы вернуть обратно человеку его творческие способности.

В условиях нашей страны, где государство не способно взять на себя основные социальные функции, необходимо, чтобы были дети, которые будут вас потом кормить. И их нужно воспитывать в любви, в уважении к родителям, которое потом они смогут обратить против ваших же склеротических претензий. Такой выбор сделало население Индии: индусы традиционно сознательно рожают детей, чтобы было кому их содержать в старости. Правительство призывает их перестать рожать, но они говорят: «А что тогда с нами будет?» И их можно понять, там уже сейчас если кто-то и получает пенсию, то – чисто символическую.

- Получается, мы будем как индусы?

- Другого выхода я не вижу. И начать уважать стариков – единственный способ нашего нормального сосуществования с ними.


Майя КУЛИКОВА

НЕ ПОДДАМСЯ УНЫНИЮ!

Я часто смотрю на портрет совершенно уникального человека. Звали его Леонардо да Винчи. Выдающийся гений эпохи Возрождения – художник, архитектор, скульптор, ученый и изобретатель – он и в обыденной жизни был редкостным человеком. Испытав крушение всех надежд, увидев гибель своих творений, ощутив тщету жизненных расчетов, он не пал духом. И, уже отмерив полвека на жизненном пути, создает свой шедевр – “Джоконду”. Он прожил долго для своего века  - 67 лет, но, главное, необычайно активно и плодотворно, и… радостно.  Мало кому дано быть гением. Но жить в любом возрасте полнокровно, по-настоящему, увлеченно - можно и нужно научиться.

Оглянитесь вокруг – сколько унылых фигур в преклонных летах! Считается истиной: старость не радость. Те, кто еще не отведал ее, гонят от себя мысль о ней.Многие известные мне пожилые люди страдают от возрастного отчаяния. По-моему, это такое же психическое явление, как, скажем, пресловутый комплекс неполноценности. Некоторым кажется жестоким, даже бесчеловечным называть его психическим недугом. Но я считаю: он существует. Это особый унылый взгляд на мир, отвергающий надежду на благоприятный исход чего-либо, постоянное ожидание неприятностей или даже беды. Это невольное отторжение радостного.

Вы наверняка видели таких людей: у них постоянно угасшие лица, потухшие глаза, всегда плохое настроение. Они раздражительны, а чужая радость воспринимается ими как безразличие к их страданиям. Бедняги, страдающие комплексом возрастного отчаяния, готовы жаловаться и плакать по любому поводу. И как бы сострадательны вы ни были, вслушавшись в их жалобы, почти всегда различите их некоторую преувеличенность.

На самом деле (не во всех, оговорюсь, случаях) положение и состояние пожилых не такое уж беспросветное. У многих еще сохранился изрядный ресурс сил, энергии, умений. Да и жизнерадостности. Просто все это надо привести в действие. Однако этому мешает проклятый вышеназванный комплекс: “Даже не пытайся. Ничего не выйдет. Ты уже ничего не можешь. Тебе осталось только прозябать”.

Как справиться с этим, преодолеть власть самовнушения?

Мой опыт сопротивления этому недугу подсказывает вот что. Коли есть силы, следует стараться быть как можно больше занятым. В идеале – постоянно. Чем угодно – не обязательно платной работой. Хоть и мелкими хлопотами, хоть подметанием пола. Занятость – терапия от плохого настроения, от тяжких мыслей. Она поддерживает в нас тонус собранности, сосредоточенности.

Пока мы трудимся ради заработка, то о поддержании тонуса не думаем. Скорее, мечтаем о противоположном – как бы расслабиться, отдохнуть. Но в старом, часто праздном возрасте тонус необходимо поддерживать специально. Иначе начинается раскисание, вредное для самочувствия и здоровья. От одного этого могут начаться болезни!

Но тут в дело вмешиваются самолюбие, капризы. Как это я, скажем, бывший зам. начальника цеха, буду, напевая, мыть посуду? Между тем, на самом деле это бы только на пользу пошло.

Возможно, я и не совсем прав, но заметил вот что: наиболее часто отчаиваются и раздражаются как раз те пожилые, которые отталкивают от себя занятость, “заслуженно отдыхают”.

В преклонные годы в человеке нередко просыпаются ребяческие, давно позабытые увлеченности. Для задавленного комплексом отчаяния тут еще один повод приуныть: до чего же я дошел, а раньше-то как горел, как интересно жил! Какая же это нелепость – так реагировать. Не стенать надо, а обеими руками хвататься за шевеление прежних азартов, “раскочегаривать” их в себе. Один мой знакомец отторг от себя жажду снова, как в детстве, собирать марки (“Как это, в мои-то годы”), а ведь мог заполучить настоящий генератор радости.

Мне вот что еще помогает – как можно больше всяческих дел делаю сам. Да, наваливается этакая вялость. Многие говорят: тяжел на подъем я стал. И сдаются покорно этой “тяжести”, считая ее естественной. Но ей можно и нужно дать бой – и выиграть. Когда убеждаешься, что многое еще можешь делать сам, лучше себя чувствуешь. Налаживаются хорошие отношения с близкими. Родные этого не скажут, но ведь они не всегда любят, когда их часто просят о помощи. А самостоятельность пожилого вызывает у окружающих уважение. Советовал бы категорически отказываться (сам это делаю регулярно)  от распространенной “услуги по старости” в общественном транспорте – уступания вам места. Пустяк – а укрепляет веру в себя, в свои силы.

Чтобы успешнее бороться с комплексом отчаяния, нужно бороться с возрастным страхом. В преклонные годы всего боишься: идешь – ах, как бы не упасть; спускаешься по лестнице – не свернуть бы шею; простуду схватил – а не воспаление ли легких?! Ослабленный организм сигнализирует: обращайся со мной осторожнее. Правильно. Но нельзя допускать, чтобы из здравого зерна вырастало дерево, затмевающее весь белый свет. Возрастная осторожность – да; возрастное паникерство – ни в коем случае. Оно одно способно ввергнуть в отчаяние и пустить всю жизнь насмарку.

Как же справиться со страхом? У меня получилось только внутренним оранием на себя, обзываниями и оскорблениями в собственный адрес. Страх – эмоция сильная, острая. Рационализмом ее победить трудно. А вот яростью, гневом на самого себя – тоже сильной эмоцией – удается.

Есть еще ресурс самоободрения – радость от делания добра. С этим для меня было сопряжено целое открытие. По жизни я неисправимый скептик, всегда мне казалось, что окружающие ловко пользуются моей склонностью делать добро, я же часто остаюсь “с носом”. А в пожилом возрасте выяснилось: делание добра – это лекарство, эликсир. Добро ведь часто необременительно материально: советы, сочувствие, мелкие услуги, одолжения… А хорошее настроение, приятные чувства от этого проистекают потоком.

Один мой знакомый всю жизнь был жестким, убежденным себялюбцем, способным радоваться только тогда, когда ублажал самого себя, пусть и в ущерб другим, даже близким. И, надо сказать, нарадовался вдосталь. А вот ныне, лишенный возможности самоублажения – прежде всего в силу материальных причин, - живет сумрачно. Не видит ничего светлого в жизни. Он пробует заполнить пустоту разными процедурами по поддержанию здоровья (неистово занимается). Но для настроения, оказывается, этого мало. Так что если дано от Бога радоваться совершением добрых дел, за это надо уцепиться. И не задавить такой порыв, поддавшись накопившемуся за жизнь скептицизму.

“Я не поддамся унынию! Наоборот, прибавлю в активности, в энергии, насколько хватит сил!” Вот заклинание, с которым я стараюсь жить и советую жить всем моим сверстникам.

Юрий ОНИЩУК, 75 лет

Комментариев нет :

Отправить комментарий