вторник, 1 апреля 2014 г.

ПРОДОЛЖЕНИЯ СКАЗОК


Дом любителей сказок

…Уже как лет десять назад (или даже более), когда детишки мои были ещё маленькими и любили слушать на ночь разные волшебные сказки, по их неугомонным просьбам были придуманы и затем  записаны продолжения некоторых самых знаменитых европейских сказок. Моим сыну и дочке совершенно нетерпелось узнать, а что же случилось дальше с их любимыми героями.
А когда дети выросли, я про сочиненные волшебные приключения совсем забыла.



Вот на днях вдруг нашла и решила послать вам три веселые сказки-продолжения: "Кот в сапогах возвращается", "Три поросёнка навсегда", "Красная шапочка идёт в школу", написанные мной и Игорем Копсовым совместно…
Я подумала, что, может быть, эти забавные истории- продолжения сказок могут подойти "Обывателю"

НАТАША
Игорь и Наталья КОПСОВЫ

КРАСНАЯ ШАПОЧКА ИДЁТ В ШКОЛУ

Лето было на исходе, и Красная Шапочка  собралась первый раз идти в школу.

Бабушка, которая любила свою внучку без памяти, напекла ей пирожков для школьного завтрака, да в придачу ещё дала горшочек с маслом. Затем она девочку расцеловала и сказала: «Учись хорошо, Красная Шапочка. Во всём слушайся свою учительницу».

Девочка надела свою замечательную шапочку, посмотрелась в зеркало и, оставшись очень довольной собой, выбежала на улицу.

А тем временем Волк, родной брат прежнего Волка, ходил вокруг бабушкиного домика и весь разговор слышал. Волку очень хотелось Красную Шапочку скушать, уж больно она была красивая. Однако по лесу в ту пору бродило много грибников, и поэтому, временем даром не теряя, Волк помчался прямо в школу по самой короткой дорожке.

А Красная Шапочка пошла по самой длинной, да ещё по пути она то и дело останавливалась, рвала цветы и плела из них себе венок. Не успела она дойти до поля, а Волк уже прибежал к школе, постучался в дверь классной комнаты.

– Кто это там такой вежливый? — спросила учительница.

– Это я, ваша ученица Красная Шапочка, — ответил Волк тоненьким голоском. — Пришла с вами познакомиться.

– Подожди немножко. Я позвоню в звоночек, ты в класс и войдёшь.

Учительница позвонила в звоночек, Волк вбежал в класс и тут же её проглотил. Он был очень голоден и оставил себе только платье и очки учительницы.  Платье и очки волк надел на себя и принялся поджидать Красную Шапочку. Наконец-то она дошла до школы и постучалась в класс. Тук-тук!

– Подожди немного, — крикнул ей Волк. — Я позвоню в звоночек, ты в класс и войдёшь.

Волк позвонил в звоночек, и Красная Шапочка смогла войти.

– Здравствуй, девочка! Как тебя зовут? — обратился к ней Серый Волк.

– Меня зовут Красная Шапочка, — отвечала девочка, робко глядя на строгую-строгую учительницу.

– Ты пришла в школу и сейчас будешь сдавать мне экзамен. Я стану задавать тебе вопросы, а ты отвечать.

С этими словами Волк повелительно указал девочке на первую парту прямо перед собой, и Красная Шапочка послушно села.

– Как ты думаешь, Красная Шапочка, волки хорошие?

– Нет, они злые, — ответила она.

– Неправильно, девочка. Волки хорошие. Они — санитары леса. А как ты, Красная Шапочка, думаешь: любят ли волки маленьких девочек?

– Нет, совсем не любят. Ведь волки их кушают.

– Неправильно, девочка. Волки их очень любят, ведь они такие сладкие. Ладно, перейдём к последнему вопросу. Как ты думаешь, Красная Шапочка, для чего у волков такие большие глаза и уши.

– Это для того, чтобы лучше видеть и слышать.

– Неправильно, девочка. Это — для красоты. Ни на один вопрос правильно ответить не можешь, экзамен не сдала, и поэтому я тебя сейчас съем. Потом вызову в школу твою бабушку.

Не успела Красная Шапочка и охнуть, как страшный Волк уже на неё набросился.

Но тут зазвенел звонок, и в класс вошёл вахтмейстер (дежурный) со шваброй в руках. Увидев злого Волка и лежащую без чувств Красную Шапочку, вахтмейстер огрел Волка шваброй промеж глаз так здорово, что только искры посыпались.

Отяжелевший от проглоченной учительницы Волк еле-еле выпрыгнул в окно и едва-едва доплёлся до леса.

Долго и бесцельно бродил он по лесу, размышляя о нелёгкой доле учителя. А потом вытащил из себя учительницу, извинился перед ней и отпустил обратно в школу.


КОТ В САПОГАХ ВОЗВРАЩАЕТСЯ

С тех пор как кот стал знатным вельможей, он почти перестал ловить мышей.

Вместо этакой безделицы кот приобрёл новые со скрипом сапоги и начал частенько посещать королевский дворец для удовольствия покрасоваться перед миленькими  придворными кошечками.

Его хозяин, маркиз де Карабас, жил счастливо с прекрасной принцессой, лишь иногда сетуя на её чрезмерные траты на роскошные наряды. Несмотря на эту досадную мелочь, не стоящую, может быть, и упоминания, жизнь маркиза протекала легко и безмятежно.

Неприятности начались с тревожных слухов о том, что воинственный Аддам-Хуссейн — султан из заморского султанства (в словаре султанат) грозится завоевать, разграбить и разрушить всю страну. Вскоре султан и вправду затребовал у доброго Короля непомерной величины дань — тринадцать огромных, доверху наполненных золотом и алмазами сундуков.

Добрый король, обнаруживший, что королевская казна абсолютно пуста, вызвал во дворец своего зятя — маркиза де Карабаса и поручил ему незамедлительно откупиться от султана частью своих все равно несметных богатств.

Возвратившись в замок, маркиз де Карабас бросился в людоедову сокровищницу, в которой не бывал со дня свадьбы.

О ужас!!! В пустых подвалах замка остался только один-единственный сундук, да и в нём золотые монеты уже едва-едва покрывали дно.

Молодой маркиз пришёл в отчаяние: платья прекрасной принцессы действительно оказались дорогим удовольствием.

«Что же мне теперь делать? — думал он. — Ничего, что у меня скоро не останется ни гроша; полбеды, что король будет не доволен таким безответственным зятем, но султан ведь и в самом деле разорит всю страну!»

Этими невесёлыми мыслями он поделился с котом.

«Не печалься, дорогой хозяин, — тотчас же оживился кот, валявшийся на кровати прямо в сапогах и шляпе и от скуки листающий «Талмуд». — Принеси-ка мне один из серебряных кубков людоеда и две золотые монеты. Вы увидите сами, что беда вовсе не такая большая, как вам кажется».

Получив требуемое, кот в сапогах приказал местным кузнецам перековать кубок в изящную корону. «Всё, что от вас теперь потребуется, дорогой маркиз, — сказал он хозяину, — так это преподнести его Величеству королю вот эту корону и встретить меня в старой придорожной таверне».

Бедный маркиз де Карабас пожал плечами, но как всегда решил послушно следовать советам преданного друга. Сам же кот, не теряя времени, отправился к наводящему всеобщий страх султану Аддаму-Хуссейну, но прежде он решил заскочить на центральную базарную площадь к своему старому знакомому — крупному торговцу мышеловками.

Расспросив лавочника о всех новых поступлениях товара и проверив мышеловки с запорами нового образца, кот поделился последней домашней новостью о том, что маркиз намеревается подарить королю лучшее из своих сокровищ — драгоценную корону. Корона эта, дескать, стоит целых семь набитых золотом сундуков, но об этом никто не должен знать. Краснощекий лавочник клятвенно заверил кота, что будет нем, как рыба. После таких слов неутомимый хитрец не мог не посетить свою хорошую знакомую — разбитную и весёлую торговку свежей рыбой.

Восторженно расхвалив качество товара и отведав ершей и кильки, кот посетовал на постоянную расточительность хозяина, вздумавшего вдруг дарить кому-то бесценную корону, отлитую искуснейшими мастерами в глубокой древности. При этом он заметил невзначай, что маркиз хотел бы держать всё в секрете в этакие неспокойные времена. И уже покидая рынок, кот заглянул к вдовому молочнику отпробовать сметанки и обменяться не для чужих ушей мнениями о невиданных доселе подарках: магической короне, намного превосходящей по красоте королевскую, да к тому же имеющую тайну настолько великую, что никто и не знает, в чём она состоит.

Покинув площадь, кот быстрее ветра понесся к разноцветным шатрам непобедимого султана Аддама-Хуссейна. А с разных сторон рынка ещё быстрее понеслись гулять по свету секретные новости о волшебной короне, десяти сундуках с золотом и прочих удивительных подарках.

Когда маркиз де Карабас преподносил королю древнюю корону своих великих предков, всему на свете знающий цену Министр финансов шепотом заметил его Величеству, что, по сведениям, заслуживающим полного доверия, корона оценивается не менее чем в тринадцать сундуков с золотом.

Довольный король с радостью взял подарок и ещё раз похвалил себя за разумный выбор мужа для дочери.

Кот торопился напрасно. Грозный султан не сразу принял его. Султан выслушивал срочный доклад своих лазутчиков, только что прибывших с базарной площади.

Наконец шатер распахнулся, и Аддам-Хуссейн, как и полагается правителю, не лишенному манер, протянул коту в сапогах для поцелуя свой по-восточному изогнутый и украшенный сапог.

«Ваше Всемогущество, — бросился на колени кот и опасливо покосился на свирепых янычар с кривыми ятаганами и толстых слонов с острыми бивнями. — Спешу уведомить Вас, что церемония вручения подарков во дворце окончена, и мой хозяин маркиз де Карабас прибудет со всем требуемым Вами золотом с минуты на минуту».

«До меня дошли слухи о ваших секретных дарах, — рявкнул Аддам-Хуссейн на кота и сдвинул лохматые брови. — Я прикажу выдернуть тебе усы, если ты не расскажешь мне секрет короны!» Покорный кот пригнулся ещё ниже и подполз как можно ближе к возвышающемуся на подушках султану.

«О, Ваше Всемогущество! Только Вам, Повелителю мечей и сабель, я открою величайшую тайну!» Тут он понизил голос. «Эта магическая корона Божественной Славы и Совершенств, которая принадлежала самому людоеду. Перед смертью он только мне раскрыл её секрет: любой надевший корону становится обладателем всех на свете достоинств. Людоед так корону берег, что и не надевал её никогда».

«Никто в мире не может быть совершеннее Аддама-Хуссейна, — гневно затряс султан пышными усами. — Не желаю даже слышать ни о каком другом откупе, кроме волшебной короны. Поди прочь к хозяевам и скажи, что корона должна стать моей до восхода солнца».

Кот не успел ничего ответить. Два могучих янычара быстро раскрутили хитреца, и он кубарем вылетел из шатра.

Отлежавшись и порассуждав вслух о восточном гостеприимстве, кот отыскал слетевшие прочь сапоги и шляпу. Приём у султана нисколько не испортил ему настроения и даже наоборот. Мурлыкая весёлую песенку, кот бодро зашагал к таверне, где его ждал маркиз де Карабас. Об этой старой придорожной таверне ходила дурная слава. В ней часто любили собираться воры, разбойники и прочие закононепослушные личности.

В питейном заведении кот в сапогах первым делом заказал себе шесть кубков вина и рассказал хозяину о новых требованиях султана. Озадаченный маркиз расстроился ещё больше и с сожалением отметил, что корона уже подарена. На это кот посоветовал ему ехать обратно к прекрасной принцессе и расслабиться в домашней обстановке.

Проводив маркиза, хитрец в сапогах одним махом осушил до дна сразу все кубки, чем привлек внимание завсегдатаев таверны. Они не заметили, как кот  выплеснул вино в щель на полу прямо на головы всегда полупьяных кабацких мышей. Расплатившись с хозяином питейного заведения двумя золотыми монетами, хотя вино не стоило и четверти медной, кот заплетающимся языком поведал ему, что в его сапогах тайно зашито столько золота — даже ноги с трудом передвигаются, и стал громко требовать комнату для ночлега.

Войдя в комнату, кот тут же спрятался за огромным сундуком, прежде положив в него свои сапоги. Вскоре два вора-разбойника, прознав о зашитом богатстве, явились его украсть. Как только воры начали рыться в сундуке, кот впихнул их внутрь и запер крышку.

Храбрец выпустил воров только после того, как они согласились похитить из дворца корону — подарок королю от маркиза. Воры-разбойники оказались людьми честными и украли корону к назначенному сроку.

Едва королевские глашатаи объявили  о дерзкой краже драгоценной короны и щедрой награде за её возвращение, кот направился во дворец к королю. По пути он встретился с разбойниками и забрал у них мешок со знаменитым сокровищем — короной маркиза.

«Я только что от султана Аддама-Хуссейна, Ваше Величество, — с почтительными реверансами доложил кот. — Султан согласен снять осаду. За это он требует только подарок маркиза — корону. Ни о чём другом и  слышать не желает. Поручите мне поиск короны».

«Как же я могу отдать султану такое сокровище — замечательную древнюю корону?! — опечалился король. — Да пусть бы султан попросил у маркиза ещё золота и алмазов и дело с концом, так нет же… Ах, какие неприятности, какие неприятности!» Его Величеству сделалось совсем грустно.

Министр финансов наклонился к королю и тихо напомнил, что корона маркиза всё равно украдена, и если кот может договориться с султаном, так пусть этим и занимается. Король со вздохом с ним согласился.

А поутру весь город сбежался поглазеть на то, с какой помпезностью повезли султану знаменитую корону. Сокровище покоилось в хрустальном ларце на шёлковой подушке в золочёной карете, запряжённой шестеркой белоснежных коней.

Как только учтивый кот с превеликой осторожностью внёс ларец с короной в шатер, нетерпеливый султан вскочил с ковра, выхватил корону из ларца и тотчас водрузил её себе на голову поверх золотого тюрбана. От возбуждения оба его длинных уса встали дыбом. «Всех немедленно четвертую, если у Могучего Орла Аддама не прибавится силы, а у Мудрой Змеи Хуссейна — мудрости!» — взревел он.

Перепуганные насмерть придворные и кот упали ниц и замерли, ожидая приговора.

«Чудесно, чудесно! — вдруг прервал мёртвую тишину султан. — Я чувствую, как великие мысли льются в голову. О, теперь я, высокоблагородный Аддам-Хуссейн, снизошлю небесную благодать на всю землю. Дорогой кот, передайте вашему королю мои наилучшие пожелания и скажите, что осаду я снимаю. И не надо благодарностей. Будете в моем султанате — обязательно заходите. Эй, преданные слуги, зовите в шатер моих гибких танцовщиц и сладкозвучных музыкантов…» Придворные и кот вздохнули с превеликим облегчением.

Узнав, что надоедливый заморский султан убирается восвояси, щедрый король устроил на радостях очередной знатный бал в честь национального героя своей страны — самого себя.

Во время бала он милостиво пожаловал коту титул Личного Королевского Смотрите мышей. Маркиз де Карабас получил Орден Почета первой степени, но всеобщее внимание было отдано супруге маркиза — принцессе, явившейся во дворец в новом ослепительном наряде.

Кот танцевал так легко и грациозно, что прелестные придворные кошечки восхищались галантностью и элегантностью Королевского Смотрителя мышей ничуть не меньше, чем его доблестью и отвагой.

После танцев разносили самые редкостные на свете вина и яства. Опробовав драгоценные напитки, кот в сапогах не смог более удерживаться и похвастался перед самой очаровательной из кошечек тем, как ловко он надул самого Аддама-Хуссейна с якобы волшебной короной Божественного Откровения.

Как водится, кот не успел ещё закончить свой увлекательный рассказ, а весь двор уже от души смеялся над одураченным султаном. «Ну, уж мы-то с вами знаем, что волшебных корон не бывает», — на прощание заметил сам король с улыбкой и великодушно протянул коту руку для поцелуя.

После бала кот в сапогах окончательно почил на лаврах. Он решил переселиться из бывшего замка людоеда в королевский дворец. Счастливый маркиз искренне благодарил своего верного друга и сожалел о его переезде.

В королевском дворце кот в сапогах завёл себе дюжины три ничего не делающих слуг, сильно раздобрел на густых сливках и заморской осетрине и начал заказывать к каждому балу по новой паре сапог и новую шляпу с пером.

В праздной роскоши время тянулось незаметно, пока однажды король не затребовал к себе кота прямо в середине ночи. Никто до этого не видел короля в таком гневе.

«Никогда не ожидал такой подлости со стороны Королевского Смотрителя мышей, — затопал ногами его Величество на полусонного кота без сапог. — Почему меня ввели в заблуждение относительно волшебных свойств короны? Почему султан, натянув мою драгоценность на свою восточную голову, вдруг написал семь поэм о любви, сочинил три симфонических концерта и даже доказал одну математическую теорему? Как такое могло случиться? Отвечай, преступный обманщик!»

Но кот ничего не мог ответить. От изумления он потерял дар речи. Кончилось тем, что король прогнал кота прочь, лишил его всех почетных званий и навсегда запретил появляться в своём дворце.

Растерянный кот вернулся к маркизу, который, конечно же, принял обратно опального друга. Поселившись на чердаке, кот в сапогах большую часть времени проводит, валяясь на тюфяке, лениво отмахиваясь от назойливых мышей и размышляя о недолговечности счастья и ненадежности прекрасных кошечек. А ещё он до сих пор пытается, но не может понять, как же это корона из самого обычного серебряного кубка людоеда смогла сотворить такое чудо…

А может, она и в самом деле была волшебной?


ТРИ ПОРОСЁНКА НАВСЕГДА

…Как хорошо, как счастливо стали жить три маленьких поросёнка в красивом каменном доме братца Наф-Нафа.

Этот дом с тяжёлыми дубовыми дверями, крепкими чугунными засовами, огромным кирпичным очагом и крытой отличной черепицей крышей был действительно похож на крепость.

И вот как-то раз мимо дома трёх поросят проезжал на охоту сам король со своей свитой. Он остановился у самых дверей нового дома и приказал привести к нему хозяина.

Наф-Наф, старший поросёнок, в эту пору отлучился насобирать в лесу побольше хвороста к зиме и перед его Величеством предстали только двое ни живых, ни мёртвых от страха дрожащих братьев: Ниф-Ниф и Нуф-Нуф.

«Это кто же построил такой дом в моих владениях? — спросил король величаво и, поскольку он ни слова не разобрал в ответе заикающихся от  ужаса братцев, продолжал: — Это не просто дом в моём лесу, это настоящая крепость. Я доволен, что теперь в моём лесу появился великолепный замок, в котором я смогу отдыхать каждый раз после охоты на волков».

Тут оба поросёнка успокоились и их хвостики перестали мелко-мелко дрожать. А повеселев, они принялись наперебой выкрикивать свои собственные имена.

«Ну что же, — гарцуя перед братьями на белоснежном коне, сказал милостивый король, — если вы к тому же сумеете встретить меня после охоты достойным пиром, то я щедро вам награжу». С этими словами он тронул поводья. И нетерпеливый конь стрелой понёсся в чащу, откуда уже слышался тоскливый волчий вой.

От внезапной радости Ниф-Ниф и Нуф-Нуф начали приплясывать и петь:

Ах, какой прекрасный час, чудный час,

                                                           дивный час.

Сам король заметил нас в первый раз,

                                                           в первый раз.

Очень даже мы важны, и важны

                                                           и нужны

Для своей лесной страны.

                                                           Да-да-да-да.



«А чем же нам угостить короля?» — наконец-то, закончив петь, но ещё продолжая плясать, спросил Нуф-Нуф у Ниф-Нифа. «Что касается меня, — все ещё прыгая и кувыркаясь в зелёной травке, отвечал Ниф-Ниф, — так я сварю для него свое самое любимое кушанье: кашу из желудей. Это такое объедение, что просто пальчики оближешь! Клянусь, его Величество будет мной очень доволен».

«Не знаю, не знаю, — Нуф-Нуф даже приплясывать прекратил. — Я думаю, что его Величеству гораздо больше понравится пирог из апельсиновых корок. Именно такой я ему и испеку, да ещё сверху красиво украшу корками. Вот тогда-то король не просто меня наградит, но ещё и назначит своим кулинар-министром».

И поросята решили немедленно взяться за дело. Они засучили рукава, а их весёлые хвостики встали вверх торчком от усердия.

Когда же в лесу послышались звуки королевских охотничьих рожков, у наших поросят всё было готово к приему высокого гостя.

Король и свита придворных с комфортом расположились в уютном доме Наф-Нафа. Ниф-Ниф сразу же вынес и с почтительным поклоном подал его Величеству горшок с кашей из желудей.

«Фу-фу. Какая горечь! — недовольно сморщился король, попробовав угощение. — В жизни не ел худшей гадости. Убрать немедленно!»  До слёз расстроенный Ниф-Ниф со стыдом удалился, а вслед ему понеслись насмешливые перешептывания придворных. Следом Нуф-Нуф гордо выступил вперёд со своим пирогом из апельсиновых корок. Голодный король сделался вне себя от гнева. «Это ещё что за отбросы?! Немедленно подать мне сюда жареного мяса, вот хотя бы и из этой свинины!» — грозно закричал он и ткнул пальцем в Нуф-Нуфа и Ниф-Нифа. У бедных поросят по спинкам пробежал холодок отчаяния, и тонкие хвостики опять задрожали мелкой дрожью. Стражники схватили их и повели на кухню, куда предварительно уже удалился придворный повар.



В столь бедственном положении и застал братьев вернувшийся Наф-Наф. Хотя бедные поросята были так напуганы, что ничего толком и объяснить не могли, умный Наф-Наф сразу же сориентировался в обстановке. Он быстро лег на красивый серебряный поднос, сам себя посыпал смесью из укропа и роз и приказал братьям нести его на блюде к королю.

Основательно проголодавшийся король на этот раз благосклонно принял аппетитное блюдо и милостиво позволил Ниф-Нифу и Нуф-Нуфу удалиться прочь.

«Что же нам теперь делать?» — спрашивали растерянные поросята друг у друга.  «Эх, если бы и мы были бы такими же смелыми и храбрыми, как братец Наф-Наф, то наверняка бы смогли его выручить», — грустили они.

Тут они вспомнили про старого Серого Волка и решили разыскать его как можно скорее. А старый серый Волк тем временем, охая и кряхтя, лежал в самой чаще леса и всё никак не мог отдышаться после преследования королевских гончих собак.

Вид волка с высунутым языком и слезящимися глазами показался поросятам не столько страшным, сколько жалким. Старый разбойник пытался задремать и не обращал ни малейшего внимания на стоящих в двух шагах от него поросят.

«Нет, нам такое совсем не годится, — начал рассуждать Ниф-Ниф. — Да его такого никто и не испугается. «Нам надо его взбесить хорошенько, тогда он придёт в прежний бодрый вид, вспомнит молодость и погонится за нами!» — продолжил его мысль Нуф-Нуф.

«Что-то давненько серый Волк нам не попадался, — как можно громче сказал Ниф-Ниф Нуф-Нуфу. — Наверное дела его настолько плохи, что он нигде и не показывается!»

«Да он просто нас боится, — вторил ему Нуф-Нуф. — Боится, небось, до смерти, что я схвачу его за нос, а ты — за хвост».

«Покажись он здесь, так мы его сразу повалим, свяжем, да ещё ногой вот так и вот так сделаем!» - Ниф-Ниф продемонстрировал, как они расправятся с Волком.

Потом братья весело принялись распевать на весь лес свою любимую песенку о глупом и трусливом Волке, которого они ну нисколечко не боятся, а даже наоборот:

Нам не страшен серый Волк, серый Волк,

                                                                 серый Волк!

Где ты ходишь, глупый Волк, старый Волк,
                                                                       страшный Волк?

Уставший Волк наконец-то навострил свои серые уши, но глаз так и не открывал. «Что же нам ещё ему сказать? Он всё дремлем и дремлет, совсем видно разленился, а у нас времени в обрез. Только бы братец Наф-Наф сумел бы продержаться до нашего возвращения!» — шептались между собой разочарованные поросятки.

 «А как ты думаешь, братец Нуф-Нуф, Волк здесь ещё живёт?» — Эти слова Ниф-Ниф прокричал так громко, что серый разбойник вздрогнул.

«Нет, я так не думаю. Ходят слухи, что его поймал король и спустил с него шкуру. Ведь он всегда был такой трусишка! Ха-ха-ха».

 И поросята как бы в приступе неудержимого смеха начали кататься по зелёной травушке-муравушке прямо перед самым носом начинающего злиться волка. На самом же деле их славные сердечки бились часто-часто и от страха перед злейшим врагом и, главное, от тревоги за старшего брата.

«А мы храбрые! Правда?!» — продолжал на весь лес кричать Нуф-Нуф.

«Спрашиваешь!.. Мы ничего на свете не боимся и никому на свете нас не напугать!» — ещё громче закричал Ниф-Ниф, да так, что даже птицы с испугу разлетелись в разные стороны.

Тут-то Волк и не выдержал хвастливого хрюканья и, как ему казалось, торжествующего визга двух маленьких поросят. Он вскочил, ощетинился, приготовился к прыжку, щёлкнул зубами и часто-часто заморгал.

«Бежать надо не слишком быстро», — уже на ходу предупредил Ниф-Ниф Нуф-Нуфа. — Он ведь такой уставший. Вдруг почувствует себя плохо по дороге и не сможет добежать до нашего дома».

Но они беспокоились напрасно. Волк был так страшно сердит на двух маленьких хвастунишек, что бежал во всю прыть, на которую был способен.

«Нет, для своего возраста он хорошо держится. Молодец! Лишь бы Наф-Наф сумел его дождаться», — на бегу кричал Ниф-Ниф Нуф-Нуфу.

Огромными скачками Волк нагонял двух маленьких поросят. К его радости двойная дубовая дверь оказалась не заперта. И разбойник уже заранее предвкушал, как он расправится с нахальными свинушками. Так в два прыжка он оказался посередине пиршественной залы и уже почти схватил Нуф-Нуфа за заднюю ножку, но, увидав перед собой короля, остолбенел от удивления. Его Величество в этот момент уже заносил над спинкой Наф-Нафа большой столовый нож. Однако при виде волка король и все его придворные оцепенели от волчьей небывалой наглости. Охранники до того растерялись, что даже бросились в разные стороны, и король остался один на один с диким лесным разбойником.

При виде совсем недавно преследовавшего его короля в глазах Волка сверкнул злой огонёк и он отчаянно прищёлкнул зубами: «И короля тоже съем».

Вдруг в самый решительный момент с серебряного подноса поднялся во весь рост отважный братец Наф-Наф и оглушительно чихнул от попавшей ему в нос приправы.

Бедный Волк чуть не лишился чувств от вида внезапно ожившего жареного поросёнка. «Ой, привидение. Кошмар какой! Мамочка моя», — зашептал он умирающим голосом и задом попятился к двери. Наф-Наф грудью смело теснил к выходу серого разбойника.

Только заслышав многоголосый лай королевский гончих во дворе, Волк слегка пришёл в себя и бросился наутёк, да так, что только пятки засверкали. Собаки сорвались за ним в погоню.

«Волк из леса никогда не вернётся к нам сюда, Ваше Величество», — с поклоном обратился к королю храбрый Наф-Наф.

Могущественный король поднялся с кресла и велел подать ему золотой жезл вместо столового ножа. Затем он обратился к братьям-поросятам: «За проявленную храбрость и отвагу, а также за отменное гостеприимство в лесной крепости дарую всем трём звание рыцарей. Отныне и навсегда всем надлежит именовать вас: Мак-Наф-Наф, Мак-Ниф-Ниф и Мак-Нуф-Нуф». С этими словами король торжественно коснулся спинки каждого из поросят своим золотым в алмазах скипетром.

Три брата, три маленьких поросёнка были необычайно горды и счастливы. Но они ничуть не зазнались, а так и продолжали дружно и весело жить-поживать все вместе под одной крышей.

Вот пока и всё, что мы знаем про трёх маленьких рыцарей: Мак-Наф-Нафа, Мак-Ниф-Нифа и Мак-Нуф-Нуфа.

г. Осло, Норвегия
11 февраля 2012 г.

Комментариев нет :

Отправить комментарий