воскресенье, 6 апреля 2014 г.

Анекдоты от А.С Пушкина

Давно хотелось привести слова Андрея Синявского о том, что “будущее русской литературы… вскормлено на анекдотах, подобно тому как Пушкин воспитывался на нянюшкиных сказках”. Между тем, и сам Александр Сергеевич не сторонился анекдотов своего времени. Он был веселым человеком. Вот как-то писал Гречу: «Хотел было я прислать вам отрывок из моего Кавказского Пленника, да лень переписывать; хотите ли вы у меня купить весь кусок поэмы? длинною в 800 стихов; стих шириною 4 стопы – разрезано на две песни; дешево отдам, чтоб товар не залежался».

Общеизвестно, что анекдотический сюжет комедии "Ревизор" (так же как и сюжет бессмертной поэмы "Мертвые души") был подарен Гоголю А. С. Пушкиным. А он сам собирал анекдоты, записывал, публикуя некоторые в своей “Литературной газете” и журнале “Современник”. Приведенные ниже миниатюры взяты из этих публикаций, а также из рукописного сборника анекдотов и размышлений поэта под названием “TABLE-TALK”.

Стоит заметить, что тогда слово “анекдот” имело более широкое значение, чем ныне, обозначая, кроме рожденных игрой ума сочинений, также и реальные случаи из жизни. Что ж, тем больше, как говорится, несут они информации  о реалиях времени. И о них есть повод вспомнить: в этом году мы отметили 210-летие со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина.

На Потемкина часто находила хандра. Он по целым суткам сидел один, никого к себе не пуская, в совершенном бездействии. Однажды, когда был он в таком состоянии, множество накопилось бумаг, требовавших немедленного его разрешения; но никто не смел к нему войти с докладом. Молодой чиновник, по имени Петушков, подслушав толки, вызвался представить нужные бумаги князю для подписи. Ему поручили их с охотою и с нетерпением ожидали, что из этого будет. Петушков с бумагами вошел прямо в кабинет. Потемкин сидел в халате, босой, нечесаный, грызя ногти в задумчивости. Петушков смело объяснил ему, в чем дело, и положил перед ним бумаги. Потемкин молча взял перо и подписал их одну за другою. Петушков поклонился и вышел в переднюю с торжествующим лицом: “Подписал!..” Все к нему кинулись, глядят: все бумаги в самом деле подписаны. Петушкова поздравляют: “Молодец! Нечего сказать”. Но кто-то всматривается в подпись – и что же? на всех бумагах вместо: князь Потемкин – подписано: Петушков, Петушков, Петушков…



Молодой Ш. как-то напроказил. Князь Б. собирался пожаловаться на него самой государыне. Родня перепугалась. Кинулись к князю Потемкину, прося его заступиться за молодого человека. Потемкин велел Ш. быть у него на другой день, прибавив: “Да сказать ему, чтоб он со мной был посмелее”. Ш. явился в назначенное время. Потемкин вышел из кабинета в обыкновенном своем наряде, не сказал никому ни слова и сел играть в карты. В это время приезжает князь Б. Потемкин принимает его как нельзя хуже и продолжает играть. Вдруг он подзывает к себе Ш. “Скажи, брат, - говорит Потемкин, показывая ему свои карты, - как мне тут сыграть?” - “Да мне какое дело, ваша светлость, - отвечает ему Ш., - играйте, как умеете!” – “Ах, мой батюшка, - возразил Потемкин, - и слова нельзя тебе сказать; уж и рассердился”. Услыша таковой разговор, князь Б. раздумал жаловаться.
Граф Румянцев рано утром расхаживал по своему лагерю. Какой-то майор в шлафроке и в колпаке стоял перед своею палаткою и в утренней темноте не узнал приближающегося фельдмаршала, пока не увидел его перед собою лицом к лицу. Майор хотел было скрыться, но Румянцев взял его под руку и, делая ему разные вопросы, повел с собой по лагерю, который между тем проснулся. Бедный майор был в отчаянии. Фельдмаршал, разгуливая таким образом, возвратился в свою ставку, где уже вся свита ожидала его. Майор, умирая со стыда, очутился посреди генералов, одетых по всей форме. Румянцев, тем еще не довольный, имел жестокость напоить его чаем и потом уже отпустил, не сделав никакого замечания.





Старый генерал Щ. представлялся однажды Екатерине II. “Я до сих пор не знала вас”, – сказала императрица.  “Да и я, матушка государыня, не знал вас до сих пор”, - отвечал он простодушно.  “Верю, - возразила она с улыбкой: - где и знать меня, бедную вдову?”



Шувалов, заспорив однажды с Ломоносовым, сказал ему сердито: “Мы отставим тебя от Академии”. – “Нет, - возразил великий человек: - разве Академию отставите от меня”.

Денис Давыдов явился однажды в авангард к князю Багратиону и сказал: “Главнокомандующий приказал доложить вашему сиятельству, что неприятель у нас на носу, и просит вас немедленно отступить”. Багратион отвечал: “Неприятель у нас на носу? На чьем? Если на вашем, так он близко; а коли на моем, так мы успеем еще отобедать”.






Дельвиг звал однажды Рылеева к девкам. “Я женат”, - отвечал Рылеев.  “Так что же, - сказал Дельвиг, - разве ты не можешь отобедать в ресторации потому только, что у тебя дома есть кухня?”


Графа Кочубея  похоронили в Невском монастыре. Графиня выпросила у государя позволение огородить решеткою часть пола, под которой он лежит. Старушка Новосильцева сказала: “Посмотрим, каково-то будет ему в день второго пришествия. Он еще будет карабкаться через свою решетку, а другие давно уже будут на небесах”.


Государь долго не производил Болдырева в генералы за карточную игру. Однажды, в какой-то праздник, во дворце, проходя мимо его в церковь, он сказал: “Болдырев, поздравляю тебя”. Болдырев обрадовался; все бывшие тут думали, как и он, и поздравили его. Государь, вышед из церкви и проходя опять мимо Болдырева, сказал ему: “Поздравляю тебя, ты, говорят, вчерась выиграл”. Болдырев был в отчаянии.

У Крылова над диваном, где он обыкновенно сиживал, висела большая картина в тяжелой раме. Кто-то ему дал заметить, что гвоздь, на который она была повешена, непрочен и что картина когда-нибудь может сорваться и убить его.  “Нет, - отвечал Крылов, - угол рамы должен будет в таком случае непременно описать косвенную линию и миновать мою голову”.

Какой-то лорд, известный ленивец, для своего сына пародировал известное изречение: “Не делай никогда сам то, что можешь заставить сделать через другого”. N, известный эгоист, прибавил: “Не делай никогда для другого то, что можешь сделать для себя”.


Никто так не умел сердить Сумарокова, как Барков. Сумароков очень уважал Баркова как ученого и острого критика и всегда требовал его мнения касательно своих сочинений. Барков, который обыкновенно его не баловал, пришел однажды к Сумарокову: “Сумароков великий человек,  Сумароков первый русский стихотворец!” – сказал он ему. Обрадованный Сумароков велел тотчас подать ему водки, а Баркову только того и хотелось. Он напился пьян. Выходя, сказал он ему: “Александр Петрович, я тебе солгал: первый-то русский стихотворец – я, второй Ломоносов, а ты только что третий”. Сумароков чуть его не зарезал.


Потемкину доложили однажды, что некто граф Морелли, житель Флоренции, превосходно играет на скрыпке. Потемкину захотелось его послушать; он приказал его выписать. Один из адъютантов отправился курьером в Италию, явился к графу М., объявил ему приказ светлейшего и предложил тот  же час садиться в его тележку УЃскакать в Россию. Благородный виртуоз взбесился и послал к черту и Потемкина и курьера с его тележкою. Делать было нечего. Но как явиться к князю, не исполнив его приказания! Догадливый адъютант отыскал какого-то скрыпача, бедняка не без таланта, и легко уговорил его назваться графом М. и ехать в Россию. Его привезли и представили Потемкину, который остался доволен его игрою. Он принят был потом в службу под именем графа М. и дослужился до полковничьего чина.

Один из адъютантов Потемкина, живший в Москве и считавшийся в отпуску, получает приказ явиться; родственники засуетились, не знают, чему приписать требование светлейшего… Молодого человека снаряжают наскоро в путь. Он отправляется из Москвы, скачет день и ночь и приезжает в лагерь светлейшего. Об нем тотчас докладывают. Потемкин приказывает ему явиться. Адъютант с трепетом входит в его палатку и находит Потемкина в постеле, со святцами в руках. Вот их разговор:


Потемкин. Ты, братец, мой адъютант такой-то?

Адъютант. Точно так, ваша светлость.

Потемкин. Правда ли, что ты святцы знаешь наизусть?

Адъютант. Точно так.

Потемкин (смотря в святцы). Какого же святого празднуют 18 мая?

Адъютант. Мученика Федота, ваша светлость.

Потемкин. Так. А 29 сентября?

Адъютант. Преподобного Кириака.

Потемкин. Точно. А 5 февраля?

Адъютант. Мученицы Агафьи.

Потемкин (закрывая святцы). Ну, поезжай же себе домой.

Однажды Потемкин, недовольный запорожцами, сказал одному из них: “Знаете ли вы, хохлачи, что у меня в Николаеве строится такая колокольня, что как станут на ней звонить, так в Сече будет слышно?” – “То не диво, - отвечал запорожец, - у нас в Запорозцине е такие кабзары, що як заграють, то аже у Петербурси затанцують”.

Князь Потемкин во время очаковского похода влюблен был в графиню ***. Добившись свидания и находясь с нею в своей ставке, он вдруг дернул за звонок, и пушки кругом всего лагеря загремели. Муж графини***, человек острый и безнравственный, узнав о причине пальбы, сказал, пожимая плечами: “Экое кири куку!”

Рисунки А.С. Пушкина.

Комментариев нет :

Отправить комментарий