воскресенье, 11 мая 2014 г.

Александр АСМОЛОВ: КАКАЯ ПРИНЦИПИАЛЬНОСТЬ У СТРИПТИЗА?

Еще недавно всякие разговоры или размышления о том, кто завтра или в недалеком будущем станет рулить страной Россия, казались бессмысленными. Ясное дело – все те же чекисты, «силовики» всех мастей, их родственники и присные. Однако пришел кризис, и выяснилось, что державная служба – это не только дележ имеющегося добра. Оказалось, для многих неожиданно, что добро надо еще и наживать (не отбирать!). Для этого неизбежно должны придти к руководству совсем другие люди, не «силовики» и не пустоголовые сочинители демагогической брехни («план Путина», «план 2020» и т. п.).

А кто?

Сдается, что сегодня в нашей стране на этот вопрос пока нет ответа. Поэтому всякое соображение на обозначенные (и родственные) темы представляет интерес.



Все в стране ужасно, все в стране погано.

В высших эшелонах — шум и болтовня.

Бисмарка там нету, нет Шатобриана. Значит,

Надо, чтобы главным выбрали меня.



Наших олигархов разведу я круто.

Соберу их вместе и скажу: «Даешь!»

И скажу: «Сдавайте, граждане, валюту!

У меня народ не кормлен, начался падеж!»



Сам кристально честный и сакрально чистый,

Лично б сеял жито, лез в шахтерский штрек.

И меня б любили даже коммунисты.

Самый человечный был бы человек!



Ворам и мздоимцам — бить по пяткам палкой,

Утоплю бандитов, как слепых котят.

А ментов — не трону, потому что жалко.

Что, менты — не люди? Тоже есть хотят!



Я призрел бы сирых, утешал страдальцев.

Как Ильич, встречал бы чаем ходоков,

А гимном я бы сделал песенку про зайцев,

Чуть ее подправит старший Михалков.



Я скажу министрам: «Что за волокита?

До сих пор у граждан нету ни шиша!

Всем читать Прудона и Адама Смита.

В общем, чтобы к Пасхе обогнали США!».



Ах, каким я славным президентом стану!

Ярким, как Людовик, мудрым, как           де Голль!

Всюду будут скверы, парки и фонтаны.

Будем слушать Баха, кушать алкоголь!



Нас бы уважали и арабы, и евреи.

Буш бы за советом в Кремль приезжал.

Дескать, можно мы немного побомбим Корею?

А я бы средний палец Бушу показал.



А потом, конечно, стану я тираном.

Старая, простая, верная стезя.

Разгоню парламент, посажу смутьянов.

Тут уже традиций нарушать нельзя!



И потом ведь любят на Руси тиранов.

Так оно привычней, что ни говори.

Я возьму державу, скипетр из Гохрана

И меня Шандыбин выкрикнет в цари.



Оц-тоц, хорошо! Буду самым главным.

Будет голос зычен, а рука тверда.

Боже, меня храни! Сильный, державный.

Хотели, как лучше, а вышло, как всегда!



Власть, конечно, сильно портит человека.

Не пойду во власть я — мне она вредна,

И к тому же вряд ли выберут чучмека.

Так что — спи спокойно, родная страна!

Тимур ШАОВ

Завкафедрой психологии личности психфака МГУ

Кто и почему идет в политику

- Зачем люди идут в политику? И как их мотивация сказывается на нашей с вами жизни?

- Было бы наглостью с моей стороны утверждать, что я знаю окончательные ответы на эти вопросы. Альфред Адлер, величайший психолог нашего века, говорит, что глубинно за каждым человеком стоит мотивация власти как попытка преодоления врожденного или приобретенного комплекса неполноценности. Он анализирует личность Наполеона и говорит: «Дефект Наполеона - маленький рост. Наполеон компенсирует дефект. Наполеон захватывает империю!»



Адлер был последовательным в своей логике и говорил, что, например, за поведением Гитлера лежит импотенция. Гитлер желал исправить дефект и компенсировать свою сексуальную недостаточность. У него развивается мания величия, ненависть к миру, деструктивное поведение. И мы имеем Третий рейх как психологическую программу мщения всем и возвеличивания через нацию самого себя. По сути дела, за мотивацией Гитлера мы видим как никогда ярко: идеологическая программа фашизма строится на комплексе неполноценности.

Не путайте мотивацию власти и мотивацию достижения власти. Это два разных мотива. Для одних из лидеров программа изменения мира служит средством, для других - самоцелью. Есть программы и есть то, из каких мотивов исходит конкретный человек при выборе программы. Для кого-то осчастливливание человечества, как для Кампанеллы - построение Города Солнца, было и мотивом жизни, и мотивом творчества, и мотивом поведения. У другого человека мог выступить совершенно иной мотив, но привести к тем же идеям. Если мы возьмем Россию начала века, то увидим группы людей, которые шли в политику по идеологическим соображениям. В первую очередь я называю фигуру Богданова, которого критиковал Ленин в работе «Материализм и эмпириокритицизм». А между тем, Богданов был мастером идеологии и автором системного подхода к политике. Или, например, практик политической жизни - Владимир Ильич Ленин. Это люди, которые выбрали путь в политику как путь к переустройству реальности.

По каким причинам? Для Ленина мотив комплекса неполноценности, связанный с желанием отомстить за смерть убиенного брата, мог быть очень серьезным. Он травмировал ребенка в возрасте, который психологи называют «возрастом бури и натиска», когда ищется свое «я». В буквальном смысле была разлита обида на весь мир, который воспринимался как сгусток несправедливости. В результате получился человек одного мотива, фанатик. И как средство реализации этого мотива сложилась программа, которая привела к серьезнейшим катаклизмам двадцатого века.

Я привел эти очень наглядные примеры, с конкретными людьми, за которыми есть различные исследования, но я был бы неполон, если бы не сказал про Иосифа Виссарионовича Сталина. За тем, кем был Сосо в детстве, за что его били в школе, почему он хотел быть замечен, за желанием, чтобы его все любили, как раз и обнаруживается мотив пускаться во все тяжкие. Он сделал уникальные вещи в России, совершенно не те, что делал Ленин. Мотивация Сосо была - власть ради власти. Это особая формула. Какая структура ей отвечает? Жесткая, бюрократическая. Влюбленность в аппарат, построение аппарата. Это уникальная ситуация в культуре, что далеко не всеми понимается. При Сталине мы имели дело не с коммунистическим обществом, а с полной властью номенклатуры, которая надевала коммунистическую идеологию (где всегда есть лидер и обезличивание) как защитную маску. Что такое коммунистическая идеология? Это идеальная идеология для безличного тоталитарного правления. Подчеркиваю, это не диктаторская система. Сталин отличен по мотивации от Нерона, от Калигулы, он создает систему всеобщего страха как порядок, а не только как ситуацию, когда надо удовлетворять прихоти своей тиранической личности.

- Но ведь комплексы есть у всех, а в политику-то не все идут...

- Да. Комплексы есть у всех, и пути реализации себя различны. Но когда особенно расцветает мотивация власти? Она как компенсация комплекса неполноценности особенно процветает в эпоху социальных потрясений. Не случайно работа Адлера, посвященная мотивации власти, появилась в тринадцатый-четырнадцатый годы. Перед первой мировой войной. Не случайно у нас тяга в политику возникла в известный период. По сути, мы с вами присутствовали при рождении новой социальной группы - политиков. Она приходит на смену группе идеологов, которая была в Советском Союзе. После проверенных номенклатурных лидеров, среди которых номером один при советской власти был Михаил Андреевич Суслов - вот чистая фигура идеолога!

- Ну, и что, изменилось что-нибудь со времен Гитлера-Сталина? Есть какой-то тренд в мотивах власти?

- Когда коммунистическая цивилизация устала, посмотрите, какие бои стали разгораться вокруг кресла, которое потом занял Горбачев! Горбачев был человеком с неустанной мотивацией власти. Он столкнулся с конфликтной ситуацией в стране и он был человеком, который обладал нарциссическим сознанием. Он очень хотел нравиться, хотел, чтобы его любил западный мир. Он думал, что Россия - Советский Союз, простите - у него в кармане. Для того чтобы «выделаться» (личности надо «выделаться» - так говорил Достоевский), чтобы войти в историю, Горбачеву был нужен Запад. Для него мотив «войти в историю» был очень сильным. И здесь интересную вещь с ним сыграл нарциссизм. Если бы вы посмотрели фильмы, ролики о его первом визите в Англию, встрече с Маргарет Тэтчер - как он ей хотел нравиться! Он ее любил, он ее любил просто такой любовью! И она это почувствовала. Когда она сказала, что «этот молодой человек с жесткими челюстями еще покажет себя миру», это были слова влюбившейся женщины. Как достиг этого Горбачев? Очень просто. Когда женщина видит, что вы очень хотите ей понравиться, настолько, что сами в нее влюбляетесь, она в ряде случаев отвечает взаимностью. И она в буквальном смысле дала Горбачеву знак: «Двигайся, мальчик!» И мальчик двинулся. Он чувствовал себя почти Чаадаевым, оказавшимся на троне. Из-за нарциссической любви Горбачева, его желания понравиться миру мы имеем уникальный результат: одну Германию вместо двух и внутри себя - новую Россию.

Он был так уверен в себе, что эта уверенность потом, при потере власти, сыграла с ним плохую шутку.

Вместе с Горбачевым на волне восьмидесятых годов появились самые разные политики с разными мотивациями. Мы сталкиваемся с эффектом Кампанеллы у Сахарова. Это был комплекс вины, который официально называется «болезнь Оппенгеймера-Сахарова». Болезнь людей, которые изобрели оружие, могущее уничтожить все человечество.

- У Сахарова не было мотивации власти?

- Не было. Сахаров и политики так называемой правозащитной волны - политики романтического типа, это непрофессионалы, это, если угодно, недополитики. У нас часто путают политиков и гражданских лидеров...

Совсем другой человек, пришедший в политику из «государевых людей», - Борис Николаевич Ельцин. Это человек с неуемной мотивацией к власти. К нему относится формула «я люблю себя, и это взаимно». Ельцин - классическая фигура по Адлеру. Помните: рывок - неудача, рывок - неудача. И перед нами истинный борец за власть. Когда он увидел, что линия, при которой его поддержат, - та же западная логика истории, выделение России из Союза, он скинул Горбачева. Конфликт «Советский Союз - Россия» - это и конфликт психологического противоборства двух людей. Это конфликт Ельцина и Горбачева, и нечего сюда всяких бурбулисов мешать.

Наши воспитанные массовым сознанием социологи не видят того, что нас с вами сейчас интересует, - индивидуальной мотивации. Вот сейчас мне приходит в голову, что написанная история политического конфликта Ельцина и Горбачева могла бы стать хитом своего времени. Дальше будет Беловежская пуща, дальше, как демон, будет бегать Бурбулис, который якобы сговаривается с кем-то, но главное здесь - уникальное желание победить Горбачева, которое всегда двигало Ельциным. Он стал взбираться на трон, и на этом пути скинул всех. Мотивация родила харизматическую личность, а не харизматическая личность обладала мотивацией. Ельцин сделал самого себя. И, обладая мощной харизмой, он смог убрать других коммунистических монстров.

Когда меня спрашивают, почему отпали Бурбулис, Гайдар, Чубайс, почему сработал эффект политической демонологии, я отвечаю: они были сброшены, как ступени ракеты. Только Ельцин мог победить тех, с кем он, как говорят психоаналитики, мог идентифицироваться. Поставить себя на их место.

- С Горбачевым ведь они друзьями были.

- Совершенно верно. Шли невероятные бои! С Горбачевым - это бой очень сильных противников. С Зюгановым - это сражаются два динозавра, один из которых - тиранозавр, а другой - недоделанный стегозавр какой-то! А теперь представьте, что против динозавра выходит такой ласковый волчонок в стиле Гайдара и говорит: «Я вас буду кусать вон в то место, приготовьтесь, пожалуйста». Понимаете? Только Ельцин обладал такой энергетикой борьбы. Явление этой личности в истории, независимо от ее мотивов, для становления другой страны - уникально. Ельцин - последний царь России.

- Больше не будет?

- Пока не видно. После Ельцина наступила другая политика и пришли другие политики. В первую реформаторскую волну Ельцин набрал команду профессиональных ученых, которые взяли модель профессиональной политики Запада, но сами политиками не были. Профессиональный политик как дважды два четыре знает, что в тыщу раз важнее понимание мотиваций населения, чем, простите, самые хорошо просчитанные экономические реформы. Все реформы разбились о сопромат сознания России. Россия отторгла профессионалов, которые не были политиками. И главная беда России девяносто второго тире девяносто восьмого годов в том, что это было управление типа «всадник без головы». Это были управленцы, которые говорили: «Мы без идеологии, мы технократы...» Милые! Идите в менеджеры. Политик всегда четко знает мотивацию населения, всегда просчитывает различные сценарии, для него всегда есть мотивация власти, которая часто приводит его к формуле «цель оправдывает средства».

Когда Гайдар говорил: я строю политику, рассчитанную на рационального человека, мне хотелось спросить: «Где ты его нашел? Куда вы лезете, экономические друзья?! Не ваша это работа!»

Кстати, бывает и обратная ситуация - появились политики-финансисты. Например, кто такой Березовский? Прежде всего, серьезный математик, хороший комбинаторик. И в то же время человек с ярко выраженным стремлением к власти. Финансирование его уже давно не интересует. Это для него инструмент, чтобы заявить: «Смотрите, это Я - Березовский! Великий и ужасный!» Что бы ни происходило, как бы его ни ругали, он не откажется от славы. Даже от Геростратовой.

Сейчас появились первые профессиональные политики в России. Политике нельзя научиться, пройдя курс политологии. Политик вырастает из мотивации власти, в наличии которой не откажешь ни Путину, ни Жириновскому. Многие выросли из думцев. Дума - спектакль мотивации власти. Стриптиз людей, которые власти не получили. Тем не менее, это школа политики. Когда кто-то требует от Думы порядочности, этики, принципиальности, непродажности... это смешно. Какая принципиальность у стриптиза?! Когда вы видите истерику Жириновского - это театр. Он кричит, корчится в конвульсиях, а потом деловито смотрит на часы: «А? Что? Время вышло?»

- У наших политиков, которых вы называете профессиональными, есть отличия от западных?

- Профессиональные политики Запада давно живут в многообразии миров. Они умеют быть толерантными друг к другу. Основная линия выживания для России та же - построение толерантного общества. Общества, которое найдет норму согласия для противоречивых людей разных политических ориентаций, разных этнических групп, разных конфессий.  Ведущим для России будет политик, который станет стратегом толерантности. Он станет стратегом нахождения нормы совместности, который может, как это ни прагматично звучит, четко балансировать на компромиссе мотиваций разных политических групп. Если такой появится, то Россия получит зону стабильности и лидера, который сам скажет: «Неважно, кто придет ко мне на смену. Я создам такой театр, в котором разные актеры смогут играть вождей этой страны и при этом не изменится ни сцена, ни занавес».

Только тогда у нас и будет профессиональная политика.

Алексей ТОРГАШЕВ

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ

А МЫ МНИМ:

ПОЛИТИКА!..


 Мне показались интересными размышления известного российского ученого-психолога Александра Асмолова о чисто личностных мотивах людей, стремящихся к политической деятельности. Действительно, мы станем лучше понимать решения и поступки тех или иных деятелей, если не будем по-детски доверчиво воспринимать их собственные объяснения и доводы, всегда возвышенные и благородные, а сумеем делать поправки, исходя из существа их натуры, судьбы, прошлых поступков и опыта. Ведь от всего этого не в состоянии убежать абсолютно никто -  от слесаря до кесаря (не зря же американцы обращаются к психоаналитику с такой же будничностью, как мы чистим зубы: они желают знать свое собственное состояние и докопаться до первопричин своих поступков).

Слесарь – человек могущественный, он может навести ужас на жильцов, попавших в зависимость от него, нервировать контору, даже сбить рабочий ритм заводского участка. Что уж говорить о кесарях, вершащих судьбы стран и народов.

Почему именно Томас Торквемада стал Инквизитором, палачом Испании? Может, потому, что его с детства слишком многие обижали? Известно, что его не любили девушки, и он не мог спать с ними. И почему такой Торквемада стал возможен именно в Испании? Не потому ли, что Испания только-только освободилась от власти мавров-мусульман, испытывала комплекс христианской неполноценности и стремилась доказать Европе, что она – тоже истинно христианская страна? Этакое сложение личного и национального комплексов.

Или пример уже из российской истории. Некоторые западные исследователи полагают, что трагически поворотной для России войны с Японией можно было избежать. Но… ведь именно в Японии на тогда еще цесаревича Николая во время его кругосветного путешествия напал какой-то сумасшедший. А цесаревич и так был в угнетенном состоянии: отец насильно отправил его в путешествие, чтобы прервать скандальный роман наследника престола с балериной Кшесинской. В общем, в конфликте с Японией уже император Николай не мог сдержать гнева и раздражения, был не в силах в данном случае вершить дела по-государственному хладнокровно.

Мировая загадка: почему Михаил Горбачев, который, вполне возможно, и сегодня мог быть всевластным Генеральным секретарем ЦК КПСС, пошел на разрушение партии? Хочу обратить внимание на одну деталь его судьбы, роль которой в истории он сам может осознавать или не осознавать. В биографии Михаила Сергеевича был черный по тем временам пункт: «находился на оккупированной врагом территории». И любое партийное мурло с «чистой» анкетой в любой момент могло ткнуть в эту строчку пальцем и, возможно, прервать его карьерное восхождение. И Горбачев это хорошо знал! Разве не логично предположить, что отсюда и могла идти его тайная, неосознанная неприязнь ко всей старой партийной гвардии, к ее сплошь и рядом извращенным ценностям…

А мог ли Горбачев, при еще мощной тогда союзной власти, погасить (разрешить) в корне, в зародыше армяно-азербайджанский конфликт в Карабахе? Известно, что армяне предупреждали его об опасной перспективе давно, когда мы, подавляющее большинство, вообще ни о чем не догадывались. Но Горбачев армянских посланников не слушал, грубо обрывал их, кричал. Вот я и думаю: не связано ли это его предубеждение с тем, что генсек родом из станичного Ставрополья? А там, как известно, отношение к армянам далеко от идеального. Горбачев же – плоть от плоти своей земли…

Все знают, что нынешний заместитель председателя Государственной думы России Жириновский – отчаянный противник Израиля. И был столь пламенным сторонником, можно сказать обожателем Саддама Хусейна, что, снарядив самолет с помощью Ираку, грозил в случае с задержкой рейса провалить голосование по бюджету в Госдуме, учинить верный финансовый кризис в нашей стране. Чем можно объяснить, что человеку наплевать на Россию, лишь бы помочь Хусейну и лишний раз насолить Израилю?

Мало кто знает, что гражданин СССР Жириновский в свое время, как сообщал в прессе председатель раввинского суда Пинхас Гольдшмидт, хотел переехать на постоянное место жительства в Израиль. Но его не пустили: объяснили, что при смешанных браках евреем по тамошним законам считается тот, у кого мать еврейка. Не получилось…

…А мы-то, наивные создания, с почтением тыча пальцем куда-то в потолок, многозначительно изрекаем: «Политика…»

Комментариев нет :

Отправить комментарий