понедельник, 12 мая 2014 г.

С НАШИМИ МОЗГАМИ ТОЛЬКО КОММУНИЗМ СТРОИТЬ


По радио рекламировали новую книжку о российском агенте-шпионе. Сравнивая его со Штирлицем, сказали, что им обоим присущ… «нестыдный патриотизм».

Как точно найдено слово! Ведь, действительно, надо же как-то отделять это естественное чувство от позорного своекорыстного душевного дерьма, когда во имя «поднимающейся с колен» России ненавидят  и преследуют инородцев, радуются большому количеству убитых «врагов», публично расписываются в преданности «любимому руководителю» (посмотрите в Интернете), поносят, часто матерно, любых инакомыслящих (там же, а также в сервильных СМИ), признают пользу от уничтожения людей в сталинском ГУЛАГе.

Почему наблюдается все больше  патриотизма именно такого дурно пахнущего состава? От неизжитого аморализма советских десятилетий? От рабской психологии населения, всего полтора столетия назад освобожденного от груза крепостного права?..

Мне кажется, в статье Евгении Альбац «Крепость Россия» (журнал «The new times» № 37) есть интереснейший материал для убедительной версии причин этого. Мы перепечатываем здесь отрывок из этой статьи. Он свидетельствует: в большинстве наших (россиян) голов нет собственной, выработанной образованием и опытом программы их действий. Что засунут туда власти предержащие, то и работает. То есть работает не на нашу собственную пользу, а в интересах властей предержащих. Какие у властей интересы – это особый разговор, но уж точно не интересы всей страны и не интересы большинства ее жителей.

Вот и получается: если в других (не во всех, конечно) странах власть обслуживает избравшее ее население, то в России наоборот – дрессированные (запрограммированные) граждане-патриоты преданно обслуживают «элиту». В самом первом выпуске «Обывателя» («Кто спасет Россию? Обыватель») мы писали: «Для многих обращение к обывательскому здравому смыслу – настоящий интеллектуальный подвиг. Может, стоит попробовать его совершить?» Нет, не пробуем. С энтузиазмом распеваем Гимн Советского Союза и классово ненавидим как ближайшее окружение России, так и заокеанских америкосов, главная вина которых, в общем-то, в том, что они работают в 14 раз эффективней, чем мы. «Погрязшим в революционных делах и революционном сознании мозгам бывает очень трудно возвратиться к нормальным истокам и процессам жизни» (это тоже повтор из «Обывателя»).

Именно поэтому, что мы ни делаем, все выходит что-то ранее пройденное - типа строительства коммунизма.

А.ЩЕРБАКОВ

…Дружественные власти политтехнологи, малость шокированные выражениями премьера «утереть кровавые сопли» и «что вы хотели, чтобы мы перочинным ножичком там размахивали? из рогатки должны были стрелять?» (это из последнего, со встречи с западными политологами в рамках клуба «Валдай»), объясняют: наши лидеры лишь отвечают на настроения в обществе. Дескать, хотели бы быть поинтеллигентнее, да народ не поймет.

Этот тезис: мы — белые и пушистые и все понимающие, а народ российский темен, и элита лишь отвечает на народный запрос на антиамериканизм и ура-патриотизм, не первый год гуляет по политологическим и иже с ними умам. Что темен — правда. Только еще более темным, если не сказать — мракобесным делает его власть и транслирующий ее телеящик. Социология — не последних месяцев, а последних, как минимум, десяти лет — показывает, что никакого «общественного мнения», как это принято понимать в цивилизованном мире, в России нет. Есть — лишенное критичности потребление того, что декларируют люди власти. Говорят: «Любить Америку» — любят! Говорят: «Ненавидеть Америку, Запад, маленькую Эстонию или большую Великобританию» — и ненавидят! Причем ровно в такой последовательности: говорят — клиент, даже не запивая и не переваривая, потребляет.

О том — цифры.

1999 год. Знаменитый разворот над Атлантикой премьера Примакова и последовавшая за тем антизападная риторика в связи с действиями НАТО в Югославии. «До» — 57% сказали социологам Фонда общественного мнения (ФОМ), что относятся к США «в целом хорошо». «После» — 72% — «относятся плохо».

2001 год. Теракты в Америке. Президент Путин первым среди мировых лидеров звонит президенту США Джорджу Бушу и выражает свои соболезнования. 61% опрошенных (данные «Левада-Центра») «относятся к США положительно». До звонка Путина — за «положительно» было лишь 32%, больше половины — 52% — «недружественное государство».

2007 год. История с переносом памятника российскому солдату в Таллине. Антиэстонская истерия на госканалах. Эстония — точка на карте — занимает первую строчку в рейтинге самых враждебных России государств, о чем социологам сказали 60%. Ровно за год до этого, когда в Прибалтике, включая Эстонию, проходили марши ветеранов СС, лишь 28% рассматривали это маленькое прибалтийское государство как главного врага. Латвию в том же качестве — 46%, Грузию — 44%, Литву — 42%, США — 37%.

2008 год. Война с Грузией. До нее — 51% сообщает: «Отношения России с США нормальные, хорошие, дружественные». После — 75% — враг (данные «Левада-Центра»).Так работает пропаганда. Классно работает — ничего не скажешь. А еще удивляемся, как это люди в сталинские времена верили, что вчерашние партийные лидеры, портреты которых вывешивали, как иконы в красном углу, вдруг становились «врагами народа», намеревавшимися прорыть канал под Ла-Маншем в Кремль? Так и верили. Как верят и сейчас.

Да цена вот известна: что ни город, ни деревня, ни дорога в России — сплошной погост…

Комментариев нет :

Отправить комментарий