воскресенье, 25 августа 2013 г.

Олег Митяев. Необъективный портрет на фоне раздумий

У Олега Митяева хорошее лицо. Человек с таким лицом не может быть плохим человеком.
Галина ЩЕРБАКОВА

...Природа не поскупилась. Лицо красивое, мужественное. Тембр голоса приятный, без особых вокальных высот, но и без модной ресторанной хрипотцы. Фигура атлетическая. Когда Митяев стоит на сцене, женщины млеют. Мужчины тоже довольны, ибо испытывают некую мужскую гордость за свой пол, который, к счастью, еще не весь замызган и стерт под каблучками...
Григорий ГОРИН












Ольга ГИЛЁВА
«ПИШИ ПЕСНИ. И ВСЁ У ТЕБЯ БУДЕТ»

Необъективный портрет на фоне раздумий

«Как трудно быть художником среди асфальта серого...»
(Авторская записка к портрету)

Если бы я была художником и меня попросили написать портрет Олега Митяева, какую технику письма я бы выбрала?

Что-то по-левитановски щемящее, прозрачно-акварельное? Или простодушно наивное, как клеенчатые холсты  потрясающего примитивиста Нико Пиросмани? Интимно-эмоциональный акцент портретов Эль Греко? А может, натуралистичный сюрреализм Марка Шагала? Да, пожалуй, последнее.


Выбор не случайный и не экстравагантный, как может показаться. С одной стороны, мне и самой порой свойственно ирреальное восприятие некоторых жизненных событий, в моей реальности случалось не одно сюрреалистичное обстоятельство и в отношении творчества Марка Шагала, и в отношениях с бардом Олегом Митяевым. С другой, в творчестве и художника, и музыканта чувствуются, по-моему, некие пересекающиеся мотивы — бесконечного полета, невозвратимо-ностальгического «светлого прошлого» неизменно привязанного к родному городу, публичной идеализации конкретного женского образа, и, не смотря на, казалось бы, имеющееся земное счастье, пронзительного одиночества главного героя. Краски, передающие чувства и состояния  героев на полотнах Шагала и в песнях Митяева, тоже частенько близки. А эмоционально одинокие фрагменты тем не менее создают своеобразную гармонию.

Еще одна подсказка выбора: много лет Олег Митяев исполняет не свою песню, а других авторов, — «Марк Шагал». Исполняет так, словно это именно его песня и ничьей другой она быть не может — столь искренне переживаемо звучит. И вот вам сюрреалистическая ухмылка:

— Когда-то была телевизионная передача, где я исполнял песню, посвященную Марку Шагалу, — рассказывает Олег Митяев. — Тогда еще был жив Виктор Семенович Берковский, автор музыки. А песня на стихи Роберта Рождественского. И я все это объявил в самом начале  и спел песню. Но телевизионщики взяли и вырезали все, что я там говорил, и получилось: слова Рождественского, музыка Берковского, а песня — моя.

Когда Олег поет «Марка Шагала», для меня два образа сливаются в один — уставшего от жизненной суеты одинокого человека в старомодном, вытершемся на лацканах пиджаке, в мыслях вернувшегося, да так и задержавшегося в родном городе, — месте чистой детской невозвратной радости.

Конечно, все весьма условно. Конечно, я допускаю дерзкую вольность. Конечно, я ставлю почти немыслимую задачу: используя приемы живописи, через призму своего восприятия  написать словесный  портрет известного барда. Итак, не рискуя даже приблизится к вершинам мастерства Шагала, лишь несколькими штрихами и легкими линиями пробую набросать свой необъективный портрет Олега Митяева.



«Я тебе влюбляться сильно не советую, Но никто тебе не запрещает ждать...»


С Олегом Митяевым можно встретиться в самых разных местах — на фестивалях, в концертном зале какой-нибудь российской глубинки, на престижных площадках Москвы, в Европе или Америке. Недавно мы пересеклись на вечере памяти дорогой для меня писательницы Галины Николаевны Щербаковой.

 Выступали ее друзья, коллеги, издатели — те, с кем жизнь тесно свела Галину Николаевну и кому она была дорога. Атмосфера в малом зале Центрального дома литераторов была, наверное, такой, каким и бывает вечер тихих воспоминаний. До того момента, пока  перед собравшимися не появился бард Олег Митяев. С его появлением зал наполнился какой-то необъяснимой живой энергией. Сначала я отнесла это ощущение к личностному восприятию Митяева. Но где там! Пожилые люди не просто оживились и активизировались после исполнения первой же песни, женщины кричали «Браво!», кто-то выкрикнул даже: «Ты просто стой, Олег, мы на тебя смотреть будем».  В результате и вовсе несколько участниц вечера поспешили за бардом к выходу, на что удивленной ведущей пришлось заметить: «За Олегом Митяевым женщины толпой побежали».

Общаясь с талантливыми людьми из разных сфер деятельности, я давно отметила, что во многих из них живет мощная притягательная энергия. Видимо, ее наличие и позволяет творить и созидать. У Олега Митяева кроме захватывающей энергетики есть еще и сильнейший магнетизм, который не все могут преодолеть. Достаточно посмотреть на его поклонниц, готовых ходить за бардом с концерта на концерт. Впрочем, в поле действия творческого магнетизма попадают и мужчины. Помню, много лет назад, во время антракта в фойе филармонии к нам подсел мужчина за сорок и поделился: «Езжу за ним из города в город. Так мне нужны сейчас эти песни». Что-то случилось в его жизни. И он нашел лекарство — песни Митяева. Впрочем, сам Олег теперь с усмешкой сообщает зрителям, что его концерты имеют психотерапевтический эффект. Правда, предупреждает также, что после концерта часто возникает желание выпить. И надо быть с этим поосторожнее.

Однажды в разговоре со мной писательница Галина Щербакова вдумчиво произнесла простую, на первый взгляд, фразу: «У Олега Митяева хорошее лицо. Человек с таким лицом не может быть плохим человеком».

А еще раньше Григорий Горин написал: «...природа не поскупилась. Лицо красивое, мужественное. Тембр голоса приятный, без особых вокальных высот, но и без модной ресторанной хрипотцы. Фигура атлетическая. Когда Митяев стоит на сцене, женщины млеют. Мужчины тоже довольны, ибо испытывают некую мужскую гордость за свой пол, который, к счастью, еще не весь замызган и стерт под каблучками...». И с ним не поспоришь.



«Туда, где февраль и прозрачен и свеж...»


Лет пять-шесть назад на одной из пресс-конференций в небольшом сибирском городке Юрга молодой журналист спросил Олега: «Помимо гастрольной деятельности, написания песен, выступления с концертами, вы еще чем-то занимаетесь? У вас есть какое-то дело, коммерческий проект?» На что бард ответил: «Чем бы я ни занимался, мне сверху говорят: «Пиши песни. И всё у тебя будет».

Не знаю, слукавил ли в тот момент Митяев или сам тогда не мог предположить, что спустя несколько лет будет не просто участником, а вдохновителем сразу нескольких культурно-социальных проектов. Вот такой штрих нанесла судьба на жизненную палитру.

Большая часть проектов реализуется в Челябинской области — на его родине. Там уже более десяти лет существует Фонд Олега Митяева. Сам бард частенько подчеркивает, что проекты — это дело фонда, очевидно подразумевая, что его-то основное дело — все-таки писать песни.

— Вообще создавался фонд так — пришли мои друзья и спросили: «Можно мы сделаем благотворительный фонд Олега Митяева?» Я говорю: «Ну, делайте!» И вот они сделали, и теперь, прикрываясь моим именем, делают всякие добрые дела. И я не могу им препятствовать в этом.

Возможно, изначально давая согласие на использование своего имени в названии фонда, он и не видел осознанной необходимости в личном участии. Но со временем что-то поменялось в понимании и потребности самоотдачи. Так или иначе, но сегодня ни одно из важных событий фонда не обходится без его активного участия.

Значимые масштабные многолетние проекты: Народная премия «Светлое прошлое» и Ильменский фестиваль авторской песни. Оба включены в список брендов Южного Урала и проходят под патронатом губернатора Челябинской области.

Премия «Светлое прошлое» собирает ежегодно на уральской земле заслуженных челябинцев, прославивших свой край и Россию, чтобы земляки могли выразить им свое признание и любовь. Лауреатов выбирают открытым народным голосованием. За восемь лет премии «Светлое прошлое» удостоены более 80 знаменитостей, среди которых Анатолий Карпов, Виктор Христенко, Александр Масляков, Сергей Герасимов,  упомянутая выше российская писательница Галина Щербакова и многие другие.

— Этот проект основан на духовной связи с малой родиной и незыблемом уважении к традициям — на простых истинах, которых порой нам так недостает, — говорит Олег Митяев. — Мне кажется, нашей общей национальной идеей должны стать образование, воспитание, просвещение. Если бы лет двадцать назад мы об этом подумали, то сегодня жили бы в другом обществе. В том самом, светлом будущем. От светлого прошлого оно неотделимо…

Ильменский фестиваль зародился на челябинской земле еще в далекие 70-е годы прошлого столетия. Пережил он и годы расцвета, и период упадка. Сегодня, находясь в надежных руках организаторов, он не просто является ярким событием в жизни российских любителей авторской песни, но и все больше приобретает просветительскую направленность.

 — Мне всегда казалось, что на Ильменском фестивале собираются интеллигентные люди, — рассуждает Митяев. — Поэтому если вдруг мы пригласим солиста оперного театра, это должны воспринять нормально. Или, к примеру, приедет Михаил Жванецкий и прочитает свои произведения, я думаю, никто не будет против. Все, что настоящее — все принимается.

Только в последние годы на фестиваль Олег приглашал Тамару Гвердцители, Вениамина Смехова, Никиту Высоцкого, артиста Мира из Парижа, пианиста Сергея Маркарова, Андрея Макаревича и Евгения Маргулиса, Сергея Безрукова.

Помню, поразило меня на одном из фестивалей: Вениамин Смехов читает Маяковского, а сидящий рядом мужчина (о котором бы и не подумала, что он вообще что-то читал), забыв о стакане с пивом, который держит в руке, вдохновленно декламирует в унисон с актером: «...И, надрываясь в метелях полуденной пыли, врывается к богу, боится, что опоздал, плачет, целует ему жилистую руку, просит — чтоб обязательно была звезда!...»



«И прощается закат золотой с появившейся на небе звездой...»


Еще один проект — в Сочи — фестиваль авторской песни «Лето — это маленькая жизнь». Когда в 2008 году люди из команды Олега пригласили меня поучаствовать в работе первого сочинского фестиваля авторской песни, я долго размышляла, а зачем мне это? Логических доводов не нашла, поверила сердцу — оно утверждало, что быть там мне надо. «Ладно, разберусь на месте», — решила я тогда. И сейчас, когда минувшим августом прошел уже четвертый фестиваль, я понимаю, как важна для меня сопричастность к этим событиям, дружба с людьми.

Для Олега Митяева Сочи, кроме прочего, это источник вдохновения — «Синие сопки города Сочи будут нам снится всегда», и площадка для песенных премьер. Только в прошлом году с фестивальной сцены прозвучало сразу шесть новых песен.

А в 2011 году фестиваль приобрел новую яркую грань — его составляющей частью стал совместный с международным фондом Bright Future («Светлое будущее») проект «Все настоящее детям». В рамках фестиваля прошли разнообразные события с участием детей и педагогов. Кстати, параллельно в Челябинской области реализуется еще один совместный проект фонда Олега Митяева и фонда «Светлое будущее» — детская студия Олега Митяева «Светлое будущее», где ребятишки из семей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации, получают не только эстетическое образование, но и возможности для успешной социализации и личностного становления.

— Мне кажется, доля участия государства в подробных проектах должна быть значительнее, — замечает бард. — Недавно кто-то сказал, что нет образования или воспитания дополнительного и основного. Оно или есть или его нет. А в нашей стране сегодня это находится в ужасном состоянии. Мы проводим фестивали с участием педагогов, открываем лицеи, но печально, что мало людей, которые готовы нам помочь.

Просветительство как целенаправленная деятельность все четче вырисовывается в гражданской позиции Олега Митяева. Сюда же теперь можно смело отнести и запись дисков «Ни страны, ни погоста» на стихи Иосифа Бродского, «Да здравствуют музы» на стихи Александра Пушкина, которые, к сожалению, не привлекли внимания ни радио, ни центральных телеканалов.


«Ваш прекрасный лик и образа...»


Я не опишу подробно всех важных и значимых дел, в которых участвует сегодня Олег Митяев. Это и организация благотворительных концертов (к примеру, в Российской детской клинической больнице, в Лужниках для поддержки детей клиники доктора Рошаля), и попытка создать в Подмосковье дом бардовской песни...  Но вот без этого штриха портрет будет не полным.

Есть конкретное место на карте России, где Олег Митяев бывает ежегодно. Ни к проектам, ни к профессиональной деятельности барда оно отношения не имеет. Село Сунгурово Костромской области. Здесь под попечительством народного артиста Олега Митяева восстанавливается храм Николая Чудотворца XVIII века.

— Открыл его для себя совершенно случайно. После долгих гастролей оказался в удивительно красивом селе Сунгурово на берегу Волги, как водится, с большим храмом на пригорке и — тоже как водится, к сожалению, — в ужасном состоянии. Прошло два года, сейчас он оштукатурен, проблемные кирпичи заменены, в основание закачан бетон, поставлены кресты, установлен колокол, скоро начнутся работы внутри по восстановлению живописи.

По словам Олега — это достижение многих людей, которые объединились для восстановления храма:

— Я себя чувствую просто проводником, каким-то передаточным звеном: мне попались люди, которых я попросил помочь, они нашли деньги и взяли на себя обязательства и дальше восстанавливать храм.

Религиозным человеком Олег Митяев себя не считает. И восстановление храма для него, скорее, душевный поиск каких-то своих изначальных смыслов и ценностей. Впрочем, этот поиск — в общении с неординарными людьми, чтении разнообразных книг, путешествиях, размышлениях — как процесс саморазвития — одна из особенностей Митяева.

Люди, знающие Олега многие годы, заметили, что нынче бард как-то изменился. Мысли, переживания, раздумья, мучительный поиск каких-то решений? Если принять за основу теорию, что мир и все мы развиваемся по спирали, то, пожалуй, можно предположить, что Олег сегодня на очередном витке осознания себя внутри себя, себя среди других. И здесь уже неоднозначным представляется его частое утверждение, что он не романтик, а самый настоящий лирик. Спорить не буду. Но в его публичных выступлениях и в текстах песен, написанных в последнее время, все чаще проявляются черты свойственные именно романтизму. Не  вижу в том никакого противоречия. Лирика как род литературы и романтизм как литературное течение настолько переплетены и неразлучны, а талант Олега Митяева — многогранен, что для меня он самый что ни на есть лирический романтик и романтический лирик (тот случай, когда от перемены мест слагаемых сумма не меняется). И совершенно закономерно, что на каком-то этапе пути «воспевание окружающей действительности» сменяется на неприятие отдельных моментов этой действительности и появляется желание что-то изменить. Ну, если не в реальности, то хотя бы в мечтах или снах, что и находит естественное отражение в творчестве.

Мне кажется, каждый публичный человек уязвим с точки зрения манипулирования окружающими — будь то друзья (чаще мнимые), родственники, партнеры. Сосредоточенный на творческих раздумьях или захваченный круговертью общественной кутерьмы, он не всегда сознает, что часто исполняет не свою волю. Остановиться, услышать себя, понять потребность собственной души и следовать только своему пути —  одно из условий самосохранения художника. Олегу Митяеву удивительно удается балансировать на тонкой грани — «оставаться человеком в обстоятельствах любых» и не предавать свой дар.



«Полжизни в поезде, полжизни в воздухе, А все, что пишется, все набело...»


Говорить о том, как и откуда приходят песни, он не любит. Часто отговаривается анекдотом про Бетховена: «Сидит Бетховен, пишет симфонию. Заходит жена и говорит: «Людвиг, ты бы помыл полы». Он: «Я пишу симфонию, а ты ходишь, меня отвлекаешь». Она: «Но я же источник твоего вдохновения». «Кто? Ты? Ха-ха-ха-ха... (первые ноты Пятой симфонии) О!» (А в реальности Бетховен сказал про главную тему Пятой симфонии: «Так судьба стучится в дверь»).

Дальше я еще немножко позаимствую. Не потому что у самой не хватает живописного умения. Скорее, для авторитетности. Когда-то Григорий Горин в небольшом предисловии к книге Олега Митяева написал: «У него есть особый дар передавать именно наши ощущения... Черт его знает, откуда он достает слова, которые вертелись у нас на языке? «Не скучай! Не скучай! И в окно не гляди часами!!.. Ведь февраль — он короткий самый, ну а в марте меня встречай!!.» Это вроде я говорил, или писал кому-то близкому. Откуда Митяев смог про это узнать..?»

А Виктория Токарева объясняет: «Все мы разные. У каждого своя дискета в божественном компьютере. И в то же время — все люди одинаковы. Мы одинаково рождаемся и умираем, плачем, когда горе, и смеемся, когда радость. И если поэт искренне и честно рассказывает нам о себе, то это  — о каждом из нас».

Нынче как-то неудобно писать о человеке. Не модно что ли. О человеке в том смысле, что в нем особенного человечески-уникального, отличного от других. Нет, писать о вещах, какие его окружают, что он ест, где и с кем отдыхает — это пожалуйста. Это актуально. Это очень даже удобно. А вот в душу к нему заглянуть — это, получается, как в замочную скважину подсмотреть? Хотя, по-моему, здесь все перевернуто. Это в замочную скважину можно увидеть интерьер дома, накрытый стол и раскрытый шкаф с бельем. А в душу просто так, если человек сам не позволит, — не заглянешь ведь.

И не многие сегодня публично готовы приоткрыть завесу, а то и вовсе обнажить душу, выдохнуть восторг или боль перед публикой — перед целым концертным залом. Публика ждет душевного стриптиза, потому что именно это действо в данном случае не развлекает, а делает сопричастным переживанию. Авторская песня — один из жанров, когда интимное, становясь публичным, не теряет, тем не менее, своей сокровенности. Можно, конечно, и не обнажаться, не препарировать чувства. Тем более что с годами все сложнее раз за разом распахивать душу. И тогда выручает актерское мастерство, которым Митяев владеет изумительно, тонко используя приемы интонирования. А еще тот самый неудержимый магнетизм.  Но опять же, если в исполнении можно применить актерское мастерство, то выплеснутое ранее на бумагу чувство, прикрыть невозможно.



...И потечет тоска в наш дом с холодным ветром,

И я озябну, ощутив, что я не нужен...


 ...Не сорваться бы, не закружиться,
да мозги бы свои не пропить,

Да молитвы читать научиться,

Чтоб отца и детей не забыть.

Жизнь и боль - вот и все, что имею,

Да от мыслей неверных лечусь... 



...А может, на воздух ненадолго вышел,

Где августа Млечный Путь ему вышит,

Что-то сказал мне, а я не расслышал, нет.

Дождик алтайский падает в лужи,

Словно лекарство капает в души,

Как же еще сегодня ты нужен мне...


«А как на самом деле там окажется, Конечно, никому не разглядеть... »


Наверное, одной из самых притягательных для слушателя и зрителя в творчестве любого художника является тема переживаний лирического героя в отношениях с женщиной.

Для своей жены Беллы Шагал написал цикл картин: «Голубые любовники», «Розовые любовники», «Зеленые любовники», «Серые любовники». Написаны они в разные годы. Каждая картина — особый цвет отношений. Апофеозом этой галереи, на мой совершенно субъективный взгляд, стали «Розовые любовники». Для меня это вершина гармонии двух любящих людей.

У Олега Митяева тоже есть галерея песен, посвященных теме любви к женщине. Каждая из них  ценна по своему, как и чувство лирического героя в тот или иной момент жизни автора. Здесь такие многочисленные оттенки эмоций — от восхищения, тихой нежности до «боли всех навек отчаявшихся калек». Да простят мне некорректность сравнения, но, опять же на мой очень субъективный взгляд, песни с вершиной гармонии чувств как в «Розовых любовниках» Шагала, у Олега Митяева еще нет. Возможно, потому, что для автора «все, что в жизни идеальное, Виденьем тает на ветру... »? Так или иначе, но через многие годы в песнях барда просматривается сквозное ожидание такой встречи, чтобы «как в кино»...

Как-то на мой вопрос о мечте он ответил:

— Уже долгое время у меня есть мечта: написать хорошую песню. С одной стороны, мне никто в этом не мешает, с другой — никто и не гарантирует. А все остальные мечты, они, как ни странно, зависят от этого.

О чем будет эта песня? Наверное, и сам Олег пока не знает. Хотя, возможно, и предчувствует. А нам... нам остается только ждать.



«В доме в Переделкино отключили свет...»


Олег Митяев любит рассказывать истории, как он, будучи молодым, мечтал познакомится с известными людьми. С особой трепетностью пересказывает он истории знакомства с Булатом Окуджавой, Леонидом Филатовым, Григорием Гориным... В который раз удивляется судьбоносным коллизиям: «Когда-то я мечтал, нет, точнее, даже и не мечтал, познакомиться с Эльдаром Александровичем Рязановым. А сейчас Эльдар Александрович мой сосед по даче. И мы играем с ним в бильярд». 

Кажется, одно только прикосновение к судьбам таких замечательных людей для него необыкновенно радостно. С одной стороны, эти рассказы давно превратились в яркие репризы, с другой, рассказывая их, Олег, возможно, снова переживает свои юношеские состояния трепета приближения к кумирам, словно не желая осознавать или принимать, что и сам уже давно стоит не в очереди за автографом к кумиру, а это к нему, народному артисту, стоит очередь трепетных поклонников. И само звание «Народный артист» для него, вроде, как насколько приятно, настолько и неловко:

— А что касается званий… Есть такая женщина Капиталина Сундукова. Она мой директор, продюсер и пресс-атташе в одном лице. Так вот именно благодаря ей я получил это звание. «Народного артиста» надо было дать ей, потому что я бы никогда не смог окунуться в эту бумажную волокиту. И был бы как Юрий Кукин, царствие ему небесное, — ни заслуженным, ни народным артистом…

Надо тут заметить, что Олега Митяева всегда притягивают неординарные уникальные личности, люди непростой судьбы. Он слушает их рассказы, беседует, восхищается, пытается через их опыт прийти к каким-то своим пониманиям. И, возможно, его еще в юности проявившаяся потребность знакомства с такими людьми - это неосознанное стремление занять свое место среди себе подобных?



«А вам покажется, в который раз покажется Все то, что вы давно придумали себе...»    (Еще одна записка автора по завершении работы над портретом)

Ну, штрихи, мне кажется, набросать удалось. Да еще как-то почти стройно — чуть ли не в логическую цепочку. А где же тут шагаловский экспрессионизм и сюрреализм? Наверное, больше — в моем взгляде. Назовите навскидку творческого современника, артиста ли, музыканта или художника — жизнь и деятельность которого были бы столь причудливо разнообразны и плодовиты. Если подумать, то, может, и вспомнится кто-нибудь. У меня сходу не получилось.

Опять же, одно дело, когда знаком только с творчеством художника, тогда можно разложить все по разным параметрам: по темам, мотивам, образам, с точки зрения биографических этапов, отношений с прототипами... Можно и домыслить, если чего не знаешь или не понял. Другое дело — жизнь художника, здесь все непросто и нестройно. Уже не дофантазируешь, чтобы придать хоть какое-то подобие порядка.

Поэтому Олег Митяев сейчас мне видится не иначе как шагаловское полотно: какие-то фрагменты сбоку, что-то вверх ногами, светлое прошлое в верхнем левом углу, а неизведанное и поэтому пока туманное будущее, но непременно с уже прорисовывающимся подарком судьбы — в нижнем правом, в центре всего этого — окно, в окне летящий над крышами герой с домом на спине и упорно повернутой назад головой с печальным до боли взглядом. Чему-то в этом карнавале эмоций и событий он уже определил место, что-то еще висит вопросом, что-то пытается пристроиться самостоятельно, но пока не принимается... И весь этот кавардак представляет собой необъяснимую гармонию, которая порождает удивительные грустные, но светлые (как звон хрустального колокольчика) песни. Песни о каждом из нас. Песни, непрошенно проникающие и уверенно располагающиеся в душах совершенно непохожих людей.

Эх, может, уж лучше было взять краски и кисти, да набросать все это на холсте? И пусть каждый додумывал и домысливал что-то свое, а я бы осталась при своих необъективных раздумьях.

ОБ АВТОРЕ:
Ольга Владимировна ГИЛЕВА -  главный редактор федеральной газеты «Российский лидер», директор Некоммерческого партнерства «Сообщество выпускников Президентской программы Кемеровской области», член Союза журналистов России.



Комментариев нет :

Отправить комментарий