суббота, 12 сентября 2015 г.

Трогательная песня


Очень трогательно. Слова Андрей "Орлуша" Орлов. Исполнение - Заза Заалишвили.

ПОСЛЕ ПОЕЗДКИ В УКРАИНУ…


Аркадий Григорьевич Тигай — кинорежиссёр, актёр, сценарист. Родился в 1945 году в городе Черкассы, Украина. Окончил исторический факультет Ленинградского педагогического института. 
Работает на киностудии «Ленфильм» с 1968 года. Сочинил сценарии многих картин Юрия Мамина, в том числе знаменитого «Окна в Париж». Автор книг «Европа. Под парусом вокруг Старого Света», «Поцелуй бабочки».

(www.facebook.com/arkaditigai?fref=nf) 

 «Если завтра моя творческая жизнь закончится, то, в принципе, я понимаю, для чего Господь распорядился, произведя меня на свет. Ну как если бы он сказал: «Будешь заниматься вот этим, что-то поделаешь-поделаешь, а потом иди с Богом. Только нужно снять пару хороших фильмов». Думаю, у меня не получилось пары хороших, хотя были приличные фильмы. Но я рассчитываю отыграться на литературе. И таким образом мои счеты с Богом будут по нулям — мы разойдемся».
Аркадий ТИГАЙ


В качестве основного условия для завершения «украинского кризиса» Россия предложила Киеву подписать обязательство не вступать в НАТО. Украина согласилась при условии, что документ этот будет напечатан на обратной стороне Будапештских соглашений, в которых, как мы помним, Россия гарантировала неприкосновенность украинских границ.
Этим анекдотом меня развлекли украинские друзья в первые часы пребывания в Киеве – они еще и шутят. От себя добавлю - шутят много и горько.

ВОТ ОНА, ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ С САЙТА «МП»

В августе исполняется 25 лет самой известной радиостанции России. В такие дни принято вспоминать, обращаться к истории. Тем более, она рядом - я тридцать лет дружу с человеком, который не только у истоков стоял, но и придумал название - «Эхо Москвы».

Это Александр Сергеевич Щербаков. Мы знакомы со времен легендарного коротичского «Огонька», где он был ответственным секретарем, а затем, при Льве Гущине, - его первым заместителем. Я там регулярно печатался. Потом они с Гущиным ушли в «Литературную газету», и я стал внештатным колумнистом «ЛГ».

«ВОЮЙТЕ СВОИМИ КОШЕЛЬКАМИ»

В СЕТИ НАБИРАЕТ ПОПУЛЯРНОСТЬ «ПИСЬМО РОССИЯНКИ К ПУТИНУ»




Екатерина Макаревич:

Люди теряют работу, начинают голодать, пенсии не увеличиваются, а цены на продукты растут. То есть получается, что наша власть делает все, чтобы ухудшалась жизнь человека. И в это же время они издают такой указ в отместку Западу. Я считаю, что это неправильно. Для меня было поразительным откровением сравнить две новости: с одной стороны Россия сжигает тонны продукции, которая могла бы пойти малоимущим, и в это же время в Дании ту продукцию, которая должна была идти в Россию, предлагают отдавать малоимущим. Два полюса, два разных понимания политики государства. 




Владимир Путин:

Не так все плохо с точки зрения санкций. Есть плюсы и минусы…
Это не является для нас катастрофой.
<…> А с какой-такой стати вообще правительство решает за меня, что я должна есть? Они кивают на Запад, мол, те первые начали вводить санкции.
Но позвольте уточнить – они вводили санкции не на продукты, а на людей!

ОСОБОЕ МНЕНИЕ

Из дружеской переписки

Мы в Германии слушаем "Эхо" через компьютер. Иногда "Свободу". У нас есть несколько российских телевизионных программ. Но мы их почти не включаем, только в очень редких случаях, как, например, сегодня, когда будет о Высоцком. А смотрим, скорее, тоже слушаем, RTVI, чаще "Особое мнение". Не всякое, разумеется. Я, например, только Шендеровича, моего любимого Радзиховского, Киселева.
Татьяна Лин

Я, видимо, во многом совпадаю во вкусах с вашим семейством. Из 3-4 моих любимых журналистов на первом месте - Леня Радзиховский. Я его знаю с "Огонька". Он тогда уже был известным автором, но профессиональную жизнь журналиста (в смысле заработка) начинал именно у нас. И в 19.00 по пятницам (а ранее по четвергам) меня можно очень расстроить, поменяв в "Особом мнении" Радзиховского на кого угодно.
Александр Щербаков
Январь 2009 г.
А вот маленькая огоньковская заметка Леонида Радзиховского (чаще он писал большие аналитические статьи) из первого февральского номера за 1992 года. В ней, как в капельке воды, воспроизводятся и обстоятельства времени, и воззрения мыслящей интеллигенции.


О чем думает Ельцин, глядя на ценник, явно взятый из ювелирного магазина, с которым застенчиво лежит кусок колбасы?

Куда ты скачешь, гордый конь,

И где опустишь ты копыта?

Пушкинский эпиграф — это не попытка дешевого стеба, столь по­зорно-модная нынче. Ничего подоб­ного. Я не собираюсь сравнивать Ельцина и Петра Великого, не соби­раюсь сравнивать Санкт-Петербург и пустой продмаг. Но без всякого ерничества и зубоскальства можно и должно сравнить две государ­ственные философии, два мировоз­зрения, две политические идеи.

Человек для государства, чело­век, подходящий к государству, как бедный Евгений к Медному всадни­ку.

Государство строилось «на зло надменному соседу». И хотя соседи давно уже (шведы так прямо после Полтавской битвы) демонтировали свои империи и немалую часть над­менности, мы продолжали строить свои ракетно-ядерные пирамиды «на зло» им. И все мысли наших военно-промышленных феодалов с лихвой укладывались в такую им­перскую философию. А бедный Ев­гений, на спине которого гарцевал Медный всадник, терпел...

Ельцин — первый лидер России, избранный «бедными Евгениями». Он призван развернуть, наконец, российскую политическую филосо­фию на 180 градусов, начать рубить «окно в Европу» с другого конца.

Государство — для человека. Колбаса важнее ракет «СС-20». А чудовищную и величественную, на века строенную пирамиду лучше ра­зобрать на малые дома для «малых сих». Вот она, новая философия, давно господствующая у бывшего «над­менного соседа» и наконец-то до­шедшая до нас!

Но парадокс! «Масло вместо пу­шек» — а масло-то совсем исчезло! Пока гнали пушки, каким-то чудом находилось и масло, и колбаса. А сейчас, когда повернулись «лицом к колбасе»,— нет ее... Почему?

Мо­жет быть, об этом думал Ельцин?

...Один гроссмейстер по полчаса не делал первый ход, сидел заду­мавшись, а потом двигал пешку «е2—е4». Его как-то спросили: о чем же вы думаете, почему не начинаете? Он ответил: думаю о на­чале следующей партии.

Так о чем думал наш Президент в Саратове, после того как народ поднес ему хлеб, охрана — соль, а в магазине одинокая, как член Политбюро в отставке, глядела на него колбаса? Может быть, как тот гроссмейстер, о новой реформе? Или о светлом будущем, когда Кол­баса станет просто колбасой?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ


Программа радио «Эхо Москвы». Гость  –    Леонид Радзиховский. Ведущая – Ольга Журавлева






ВИКТОР БРЕЛЬ. ФОТООЗАРЕНИЯ МАСТЕРА


Книга писателя, журналиста
Леонида ЛЕРНЕРА

о своем друге,

знаменитом фотохудожнике

ГЛАВА ПЯТАЯ

БРЕЛЬ УХОДЯЩИЙ

Человек не выбирает – кем ему родиться. Но всю жизнь выбирает – кем умереть.

        Вардван Варжапетян

Маша СЛОНИМ: ЕЩЕ ОДНУ РУССКУЮ ЗИМУ НЕ ХОЧУ





Маша Слоним с собакой Лаской

  


С собакой по кличке Кекс

  


Маша Слоним с сыном Антоном за день до отъезда из СССР, 1974 год

  


С бабушкой Айви Лоу (Маше 28 лет)

  


С Иосифом Бродским

  


Конь Пушкин

  


С бабушкой Айви и собакой Тяпой

  


Маша и конь Янки в Виндзорском парке

  


С Лаской

Известная журналистка вновь покидает Россию: она потеряла надежду на то, что в стране что-то изменится к лучшему. Это вторая эмиграция: в 1974 году без надежды вернуться Слоним бежала из СССР и прожила в США и Великобритании до начала 90-х. За границей она работала в издательстве "Ардис" и в Русской службе BBC.

Вернувшись в Москву, она сотрудничала с западными телеканалами, вела политическую программу "Четвертая власть" на РЕН ТВ, преподавала в школе "Интерньюс".