четверг, 15 мая 2014 г.

ПРАВИЛЬНЫЙ ЛИ ВЫБОР СДЕЛАЛИ АМЕРИКАНСКИЕ ИЗБИРАТЕЛИ?

Есть в Рунете сайт под названием «Без цензуры». Его создал и ведет мой старый добрый знакомый, талантливый литератор Александр Никонов.  В прошлом месяце он обратил внимание своих читателей на корреспонденцию, помещенную в «Обывателе». Вот его заметка на сайте «Без цензуры»:

 Не все в Америке довольны избранием Обамы

"Я убежал из Союза Советских Социалистических Республик (СССР), и не хочу в Соединенные Социалистические Штаты Америки (ССША)», - таким был его плакат...

Интернет-журнал "Обыватель" опубликовал статью еврейского человека, сбежавшего из СССР в свободный мир. Он пишет, что выборы Обамы напомнили ему выборы в СССР: "Внезапно я вспомнил точно такой же яркий и солнечный день 40 лет тому назад. В сопровождении мамы и папы я радостно подскакивал, направляясь на избирательный участок в здание школы на Большой Зелениной".

Полностью материал можно прочесть тут: http://obivatel.com/artical/295.html.

 А вот некоторые из комментариев к этой заметке:

 Полная ТУФТА!!!

Пишет Vikus

16.02.2009 15:22:01

Бывший товарисч "позабыл" какая была альтернатива Брежневу (или кого там мы "выбирали") - т.е. в Совке были НЕ выборы... Так что неча сравнивать хрен с пальцем! Обамыч може и не сахарный, но народ ево быбрал - и баста! После драки... И где он накопал 48% за старого мудака (выборы-то непрямые)? Некоторым пидорам и при Буше вроде неплохо жилось, вот они и теоретизируют.



Можно подумать

Пишет Вячеслав

17.02.2009 02:13:02

можно подумать что в пендосии была альтернатива?



Надо было за маккейна голо совать

Пишет интернетпиздабол № 129

17.02.2009 13:42:38

и не выёбываться.

А то ишь, засранец. Не нравится ему. К то тебя, жидва, ваще в омереку звал?



Экспертам по Америке:

Пишет Vikus

19.02.2009 10:55:07

Что тяжко жить в дерьме да еще и без выбора? Завидно, что мы можем ТАКОГО в президенты выбрать? Жалко вас, убогих духом...



Как всегда...

Пишет Макс

22.02.2009 13:55:09

Классический пример еврея: вечно всем недоволен и ищет виноватых :)



Не все в Америке довольны избранием Обамы

Пишет Андрей Сурков

24.02.2009 00:57:06

А кроме не хочу, что еще? Выбор действительно был слабоват, но это их выбор, по крайней мере, ни Маккейн, ни Обама не хуже нашего МедвеПутина. Да и в командах у них не Сечин с Богданчиковым, Нургалиевым и подобными им ИНТИЛЕКТУАЛАМИ (так они наверное произносят это нерусское слово). Посмотрите как идет отбор кандидатур в правительство в конгессе, я Вас умоляю сравнить с нашей Думой.

 Оставим за пределами нашего внимания тему качества аудитории, с которой нам тут приходится иметь дело. Просто отметим, насколько горяча для нее тема президента США. В тысячу раз актуальней, чем вопрос о президенте РФ, что явственно проявилось в пору выборной кампании, да и в течение последующего года тоже.

Ну, и, ясное дело, «наши в Америке» совсем не индифферентны к этой теме. Особенно интересно, когда ее обсуждает не просто «человек с улицы», а известный публицист, политолог, как в случае с открытым письмом Виктора Вольского.
Виктор ВОЛЬСКИЙ

Йорктаун, Вирджиния

Веб-сайт: volsky.us

Открытое письмо

главному редактору “Обывателя”

 Глубокоуважаемый господин редактор!

В 10-м номере Вашего журнала Вы с большим почтением отзываетесь о новом президенте США Бараке Обаме. Противопоставляя главу американской администрации российскому президенту,  Вы выражаете мнение, что Обама руководствуется в своей деятельности “так называемыми нормами простой морали, т.е. представлениями людей про добро, зло, долг, счастье, справедливость, которые передаются от поколения к поколению, общая гуманистическая основа которых остается неизменной”.

Увы, при всем желании не могу согласиться с Вашей оценкой. Конечно, у нас с Вами разные углы зрения. Ваша сфера первоочередных забот и система отсчета – российская, американские дела Вас интересуют лишь постольку-поскольку и в первую очередь как противовес российской действительности, на фоне которого особенно ярко высвечиваются всевозможные безобразия, происходящие у Вас в стране. Уже поэтому Вы вольно или невольно даете солидную фору американцам, в пользу которых работает также обаяние отдаленности и налет экзотики.

Я же живу в Америке и поневоле интересуюсь тем, что здесь происходит, ибо меня и мою семью это касается не вчуже, а самым непосредственным образом. Хочу надеяться, что Вам и Вашим читателям будет небезынтересно ознакомиться с точкой зрения не стороннего наблюдателя, а непосредственного участника и – более того – потенциальной жертвы политических процессов, протекающих в США.



                                       *          *          *

Четвертого ноября прошлого года на пост президента США был выбран самый неопытный, самый неподготовленный кандидат за всю историю страны. У Барака Обамы не было за душой абсолютно ничего, что оправдывало бы его притязания на роль лидера величайшей страны на свете, если не считать восьми бесцветных лет на посту члена сената штата Иллинойс, где он никак не проявил себя на законодательном поприще, а прославился в основном умением уходить в тень при обсуждении острых вопросов и “умеренностью и аккуратностью” по отношению к начальству.

 Впрочем, на его счету также один неполный срок пребывания в федеральном Сенате, однако он мало что добавил к послужному списку новоиспеченного сенатора от Иллинойса. Первую половину указанного срока он посвятил подготовке к президентской кампании при едва ли не полном забвении своих прямых обязанностей, а последующие два года – самой кампании. Тем не менее он сумел составить себе репутацию самого левого из всех членов Сената (по оценке уважаемого, политически нейтрального издания National Journal).

О прошлом Барака Обамы известно крайне мало – только то, что он сам пожелал поведать в своей автобиографии. Отец его, заезжий молодец из Кении, быстро бросил семью, мать тоже не особенно интересовалась своим чадом, и после нескольких лет, проведенных им в Индонезии под опекой отчима, юного Барака сбыли с рук проживавшим на Гавайях бабушке с дедушкой по материнской линии, предоставив им растить мальчика.

Дед Обамы, придерживавшийся крайне левых убеждений, в свою очередь перепоручил задачу духовного воспитания внука своему близкому приятелю – коммунисту и негритянскому националисту Фрэнку Маршаллу Дэвису, который каким-то причудливым образом сочетал в своем мировоззрении пролетарский интернационализм с афрорасизмом.

 Дэвис потрудился на славу. В своей автобиографии Обама откровенно признается в том, что в студенческие годы он исходил расовой ненавистью к белым и испытывал неодолимую тягу к марксизму. О том, как он успевал в школе и в колледжах, ничего неизвестно: Барак Обама распорядился закрыть доступ к своим академическим документам всех уровней, начиная со школы, из чего логически вытекает, что похвалиться там, видимо, нечем.

Один из самых примечательных фактов биографии нашего нового президента – два десятилетия, проведенные им в качестве прилежного прихожанина церкви, чья официальная доктрина – “теология негритянского освобождения” – представляет собой крайне леворадикальную идеологию, густо замешенную на страстном антиамериканизме и жажде расового реванша.

Телезрители были ошеломлены, слушая записи громокипящих, проникнутых дикой, неуемной ненавистью к Америке выдержек из проповедей духовного наставника Обамы пастора Джеремайи Райта. Но Обама заявил, что за все годы посещения церкви он ни разу – ни единого раза! – не слышал подобных предосудительных замечаний из уст своего ментора.

Он публично отмежевался от не в меру ретивого проповедника, но напомнил избирателям о “проклятом расистском прошлом” их страны (дескать, неча на зеркало пенять, коли рожа крива) и предупредил, что будет расценивать как расистские вылазки любые попытки каким-либо образом связать его с пастором Райтом. И “клеветники” испуганно смолкли. (Интересующихся другими подробностями прошлого Барака Обамы милости прошу ко мне на сайт – volsky.us. На главной странице там помещено немало обамовских материалов.)

Этот эпизод отлично иллюстрирует лейтмотив его предвыборной кампании. Хотя Обама и объявил себя “пострасовым”кандидатом, он был обязан своей победой в борьбе за номинацию Демократической партии, а затем и на всеобщих выборах исключительно и только цвету своей кожи: никаких других оснований претендовать на высший пост в стране он не мог предъявить. Белая Америка буквально изнывала от стремления доказать всему миру и в особенности самой себе, что она преодолела расистские предубеждения прошлого. А что может быть более весомой индульгенцией, чем избрание афро-американца на пост главы государства и правительства?

Черный цвет кожи, подобно прочной броне, защищал Обаму. Он баллотировался как неприкасаемый кандидат, против которого соперники были абсолютно бессильны:  любая критика в его адрес квалифицировалась им самим и прессой как расистская вылазка, и обидчикам  приходилось униженно каяться и извиняться. В то же время сам Обама постоянно держал в рукаве расовый козырь и при всяком удобном случае пускал его в ход против других кандидатов.



                                        *          *          *

Прирожденный оратор с хорошими внешними данными, приятными манерами и звучным голосом, Обама быстро стал поп-звездой. Огромные толпы поклонников собирались поглазеть на новоявленную знаменитость и насладиться звуками его голоса. То, что его речи более всего напоминали суфле (снаружи красиво, но внутри – ничего, кроме воздуха), слушателей совсем не волновало. Словно в гипнотическом трансе они восторженно внимали одним и тем же лозунгам – “Надежда!” и “Перемены!”, лишенным реального содержания, но завораживавшим аудиторию бесконечным повторением.

Вскоре кандидат Обама преобразился в глазах своих почитателей (и, судя по его поведению, в своих собственных глазах) в мессианскую фигуру, в современного Спасителя, который ходит по воде аки по суху, направо и налево вершит чудеса и, словами поэта, “любит утолять печали и, как солнце, разгоняет мрак”.  Играя на усталости американского общества от иракской войны и Джорджа Буша, Обама обещал открыть новую эру в американской политике, предоставляя избирателям вкладывать в его слова любой угодный им смысл.

Неоценимый вклад в торжество Барака Обамы внесли СМИ. Пресса традиционно держит сторону демократов (по оценкам политтехнологов, ее поддержка дополнительно приносит кандидатам Демократической партии не менее 15% голосов), но на сей раз ее сервильность превзошла все мыслимые пределы. Тошнотворно слюнявые гимны афро-американскому кандидату, к которым, по сути дела, сводилось “освещение” кампании Барака Обамы, живо напоминали худшие образцы славословия культа личности Сталина или Ким Ир Сена.

“Он вошел, и в комнате стало светлее”. “При виде его у меня мурашки забегали по телу”. “Я прикоснулась к краю его одежды, и меня словно пронизало электрическим током”... На фоне подобных трепетных признаний в любви к Бараку Обаме со стороны столпов американской журналистики ода советскому вождю поэта Михаила Исаковского (“Мы так вам верили, товарищ Сталин, как, может быть, не верили себе”) звучит глухо и приземленно.

 Сравните, например, как освещались инаугурационные торжества в один и тот же день 20 января с интервалом в четыре года: в 2005 г. и 2009 г. События идентичные, но подавались они совершенно по-разному, достаточно красноречиво свидетельствуя о пристрастиях “беспристрастной” Большой прессы.

 Четыре года назад, по случаю начала второго срока полномочий Джорджа Буша, ведущие газеты взорвались гневными заголовками: “В то время как наши солдаты гибнут в лишенных брони транспортных средствах, республиканцы выбрасывают 42 миллиона долларов на инаугурацию”, “Расточительство Буша в разгар экономических трудностей – верх дурного вкуса”, “Богачи развлекаются, в то время как простые люди сидят на мели”.

А вот как те же газеты поведали миру о торжествах по случаю вступления в должность президента Барака Обамы: “Историческая инаугурация Обама обойдется всего лишь в 170 миллионов долларов”, “Обама тратит 170 миллионов на инаугурацию, но расходы полностью оправданы – Америке нужно отвлечься от своих тягот”, “Человек из народа Обама преподает Америке урок, как надо веселиться”.

Неудивительно, что при таком молитвенном освещении фигура Обамы подернулась мистическим флером. Он превратился в средоточие народных чаяний, в сказочного витязя, который магическим образом победит все зло в мире и откроет эру всеобщего счастья. Хотя ничто не мешало избирателям получить достаточно ясное представление об истинных намерениях кандидата Демократической партии, ибо Обама не делал особой тайны из своих вполне земных планов.

Там и сям в его выступлениях были разбросаны ясные указания на то, что он собирается предпринять на посту президента страны: национализировать систему здравоохранения, легализовать статус 12 миллионов нелегальных иммигрантов, перераспределить национальное богатство в пользу неимущих (дословная цитата: “достоянием надо делиться”), решительно “озеленить” энергетическую политику и провести в жизнь прочие положения леворадикальной идеологии.

Его политическую программу можно обобщить двумя словами: строительство социализма. О том, что Барак Обама социалист, свидетельствует вся его предыдущая жизнь (в его собственном изложении), весь его послужной список на законодательном поприще, весь его круг друзей и знакомых – сплошь радикалы разных мастей.

Нелепо думать, что человек, всю жизнь исповедовавший определенную систему взглядов, достигнув заветной цели, в одночасье развернется на 180 градусов и круто поменяет свое кредо. И глубоко ошибаются те, кто рассчитывал, что Барак Обама, став президентом, внезапно поправеет и будет править как центрист.

Однако зачарованные избиратели, не обращая внимания на откровенные признания своего кумира, свято верили, что грядет счастливая пора: постылый Буш уйдет, его место в Белом Доме займет глашатай  “надежды” и “перемен”, Обама урежет налоги 95% американских трудящихся (что само по себе – математическое чудо, ибо 45% взрослого населения страны подоходных налогов вообще не платят), и сразу все станет вокруг голубым и зеленым.

И вот их мечта сбылась, Барак Обама стал президентом Соединенных Штатов. В стране бушевал свирепый финансовый и экономический кризис, необходимо было срочно что-то делать. Демократы в Конгрессе, подстегиваемые Белым Домом, принялись в спешном порядке разрабатывать план стимулирования экономики. Законопроект был подготовлен в рекордный срок, что, впрочем, неудивительно, поскольку республиканцы вообще не были допущены к участию в его разработке, и прения носили чисто символический характер.

Плод трудов законодателей-демократов при всем желании нельзя расценить как меру, предназначенную вывести страну из экономического кризиса. Из общей суммы расходов по законопроекту лишь треть можно с большой натяжкой причислить к мерам стимулирования экономики, от которых к тому же можно ожидать эффекта не ранее чем через несколько лет.

Гораздо вернее будет охарактеризовать чудовищно раздутый план  – 787 миллиардов долларов (а на самом деле гораздо больше: поскольку вся эта сумма берется государством в долг, к ней следует прибавить еще 348 миллиардов, которые набегут на нее в виде процентов) – как рождественскую елку, увешанную гостинцами, поднесенными законодателями самим себе, да подарками союзникам Демократической партии.

Каким образом, например, простимулируют экономику 200 миллионов долларов, выделенных на приобретение компьютеров для двухлетних колледжей, или 50 миллионов на нужды Национального фонда развития искусств, или 300 миллионов на пополнение федерального автопарка машинами с гибридным и электрическим двигателями, в первую очередь гольфмобилями для федеральных служащих, или 30 миллионов на спасение угрожаемой породы калифорнийских болотных хомячков?  

Но в двухлетних колледжах обучаются главным образом представители  “меньшинств”, деятели искусства в массе своей придерживаются “правильных”, т. е. леворадикальных взглядов, ассигнования на “экологически здравые” автомобили должны потрафить важнейшему отряду “прогрессивной” армии – зеленым, а у болотного хомячка обнаружился могучий защитник в лице спикера Палаты представителей Нэнси Пелоси, в чьем округе обитает везучий грызун.

Вполне возможно, что многие из этих и им подобных статей расходов сами по себе оправданы, но в таком случае их следует включить в обычный бюджет, а в чрезвычайном законопроекте, направленном на стимулирование экономики, им не место. Вполне возможно, что Парковая служба заслуживает двукратного увеличения выделяемых ей бюджетных средств (до 1,7 миллиарда), но тот факт, что ее главный лоббист – сын председателя комитета по ассигнованиям Палаты представителей Дэвида Оби, оставляет дурной вкус по рту.

Неудивительно, что план стимулирования экономики пролетел через Конгресс с быстротой молнии. Во время предвыборной кампании президент обещал, что во имя “прозрачности” все законопроекты должны будут на пять дней помещаться на сайте Белого Дома, чтобы граждане имели возможность с ними ознакомиться и высказать свое мнение. Но ситуация настолько угрожающая, что тут не до прозрачности – малейшая проволочка смерти подобна, услужливо разъясняла народу сервильная пресса.

Остались в темноте и законодатели. На ознакомление с пудовым документом объемом почти 1100 страниц членам Конгресса было отпущено менее полусуток. Естественно, что никто из конгрессменов и сенаторов, по их собственному признанию, не смог даже мельком ознакомиться с содержанием закона. Они покорно проштамповали план, за который придется расплачиваться их детям и внукам.

Ситуация критическая, кричал Белый Дом, подстегивая Конгресс, любая проволочка грозит “катастрофой”, дорога каждая минута. Но стоило обеим палатам Конгресса утвердить законопроект, как буря, словно по волшебству, стихла. Президент, умаявшийся за целых три недели трудов на посту главы государства, взял отпуск и отбыл в родной Чикаго, где поиграл в баскетбол с друзьями, посмотрел по телевидению матч “всех звезд НБА”, неспешно поужинал с женой в любимом ресторане. Подписание законопроекта (кстати, принятого в зловещий день: пятницу 13 февраля) было назначено лишь на следующий вторник.

Спрашивается, зачем нужно было пугать страну призраком неминуемой катастрофы? К чему такая неблаговидная спешка, в результате которой законодатели выставили себя на всеобщее посмешище? Не потому ли торопились лидеры Конгресса, понукаемые президентом, что даже поверхностное ознакомление с законопроектом показало бы обманчивость надежд, возлагавшихся наивными людьми на план Обамы, и вскрыло бы цинизм его генералов от законодательства?

Ибо “план стимулирования экономики” имеет к экономике лишь косвенное отношение. Это в первую очередь политический документ, слегка разбавленный положениями хозяйственного характера, призванными служить главным образом в качестве дымовой завесы, маскирующей истинные цели авторов документа. В толще текста закона упрятано множество мер, предназначенных в корне изменить социальное устройство страны и вывести ее на путь ускоренного строительства социализма.

Например, план централизации и перевода в электронную форму системы хранения историй болезни всех американцев и учреждение новой инстанции – офиса государственного координатора, через который должны будут проходить все врачебные назначения. Обе меры представляют собой гигантский шаг в направлении рационирования медицинской помощи по канадской и британской модели.

Страховые компании будут в восторге от возможности заранее проверять, в добром ли здравии находится тот или иной кандидат на страховку, и отсеивать хроников. А старикам, особенно из числа тех, кто голосовал за Барака Обаму, предстоит горькое разочарование, когда выяснится, что медицинских услуг на всех не напасешься, и придется им потесниться и пропустить вперед более молодых и здоровых пациентов. 

А с какого бока-припека пристегнуты к разряду мер стимулирования 3 миллиарда долларов в виде блок-грантов на “стабилизацию и развитие низовых ячеек общества”? Львиная доля этой суммы предназначается для ACORN – организации, занимающейся “мобилизацией масс на борьбу за их законные права”, а на самом деле – в основном регистрацией несуществующих избирателей и подтасовкой результатов выборов в пользу “прогрессивных” кандидатов. Барак Обама, начинавший свою карьеру на улицах Чикаго в рядах ACORN, по достоинству оценил вклад в свой успех этой организации, против которой в 14 штатах возбуждено уголовное преследование по обвинению в жульничестве на выборах.

Выиграет ли экономика от дотации в 1,3 миллиарда хронически убыточной сети пассажирского железнодорожного сообщения “Амтрак”? Вряд ли, но верный союзник демократов – профсоюзы – ни в коем случае не желают допустить ее банкротства. Подстегнет ли экономическое развитие 1 миллиард, выделенный на образовательные программы, включая просветительские мероприятия по борьбе с венерическими заболеваниями? Сами по себе такие программы, безусловно нужны, но не в таком смехотворном оформлении. Впрочем, пусть смеются, гораздо важнее услужить еще одному другу “сил мира и прогресса” – феминистскому движению.

Чтобы окончательно развеять последние сомнения насчет его истинных намерений,  президент Обама объявил, что не собирается продлевать действие законов о снижении налогов, проведенных администрацией Буша и истекающих в 2010-2011 гг. То есть он фактически повысит налоги, формально их не трогая. Высшая ставка подоходного налога поднимется с нынешних 35% до 39,6%. Одновременно налог на прибыль от капитала возрастет с 15 до 20%. “Мир хижинам, война дворцам!” Бей богатых! Ату их!

Квалификационным нормативом для получения звания “богатого” установлен годовой доход в 250 000 долларов. Но таких семей лишь 2%, и сколько из них ни выжимай, нужных средств никак не насобирать. А это значит, что неизбежно придет очередь среднего класса выступить в роли дойной коровы. Идеологическая война докатится и до “хижин”.

Во время предвыборной кампании кандидат Обама в интервью с ведущим телекомпании «Эй-би-си» обещал в случае своего избрания повысить ставку налога на прибыль от капитала. Ошеломленный Чарли Гибсон, при всей своей левизне все же знакомый с азами экономической науки, заметил, что такая мера неизбежно приведет к росту безработицы. На что Обама невозмутимо ответил, что плевать –  социальная справедливость для него превыше всего.

Что это – вопиющее экономическое невежество? Отчасти это безусловно так. Можно не сомневаться, что за годы учебы в престижных университетах и общения с либеральной интеллигенцией Барак Обама получил изрядный заряд марксистской политэкономии и имеет лишь приблизительное представление о том, как функционирует реальная экономика. Но не настолько же!

В конце концов так ли уж трудно понять, что в разгар экономического кризиса нельзя резать курицу, несущую золотые яйца? Президент Обама и лидеры демократов не могут не осознавать, что с экономической точки зрения их план – чистое безумие. Стало быть, они сознательно поставили политические соображения над требованиями экономического здравого смысла. В этом плане намерение президента выглядит вполне логичным.

Фондовая биржа трезво оценила экономическую программу президента. На следующий день после его победы на выборах сводный индекс Доу-Джонса упал на 400 пунктов, вслед за утверждением законопроекта о «стимулировании» экономики – еще на 300 пунктов. Биржа вынесла вотум недоверия программе новой администрации. При этом следует учесть, что более объективного и аполитичного барометра экономической ситуации не существует. Да и как иначе! Ведь биржевые игроки рискуют не моральным ущербом, а живыми деньгами, тут уж не до идеологии.

Но новый президент рвет постромки. В своей первой речи на совместном заседании обеих палат Конгресса он объявил, что немедленно приступает к реализации ряда грандиозных программ, суммарно тянущих на несколько триллионов долларов, и при этом обещал в концу первого срока своего правления наполовину сократить дефицит государственного бюджета. И все это с серьезным видом. Можно было бы посмеяться, если бы не было так страшно.

Речь идет не более и не менее как о кардинальном преобразовании американского общества, о подлинной революции с целью уничтожения рыночных порядков и превращения страны в социал-демократию европейского образца. Вот почему вопреки всем прецедентам президент Обама, вместо того чтобы успокоить народ и дать ему заряд оптимизма, старательно нагнетает в стране кризисную атмосферу.

Его тактика очевидна: парализовав население страхом, протолкнуть радикальные реформы, у которых не было бы никаких шансов в нормальной обстановке, и упрочить свое место в истории по рецепту кумира либералов Джона Кеннеди, провозгласившего в книге “Профили мужества”, что “великие кризисы порождают великих людей”. Это открыто признал и сам Обама, и его ближайший сподвижник Рам Эмануэл, глава президентской администрации, цинично заявивший, что “нельзя упускать такую великолепную возможность, как серьезный кризис”.

Президент собирается в срочном порядке провести целый ряд мероприятий, предназначенных под флагом борьбы с экономическим кризисом в духе “Нового курса” Франклина Рузвельта максимально расширить полномочия государства и всемерно укрепить господство Демократической партии. Приведу несколько примеров.

Он намерен упразднить принцип тайного голосования при решении вопроса о создании профсоюзных организаций на предприятиях. На пике могущества профсоюзов, в 50-х годах прошлого века, в них входило свыше трети американских трудящихся. Но те времена давно канули в Лету. Влияние профсоюзного движения падает с каждым годом, и ныне к нему принадлежат лишь 7% работников частного сектора.

Перед реальной перспективой полного краха профсоюзы, давно выродившиеся в мафиозные образования, не погнушаются никакими средствами ради укрепления своих позиций. Открытое голосование даст им возможность запугивания и принуждения рабочих, не желающих добровольно идти в кабалу к профсоюзным боссам. Все знают, что профсоюзным громилам сойдет с рук все что угодно: суды смотрят сквозь пальцы на любые нарушения закона с их стороны, вплоть до откровенной уголовщины.

В силу этого принятие закона с издевательским названием “О свободе выбора трудящихся” фактически означает закрепощение работников частных предприятий, которые, хотят они того или нет, вынуждены будут вступать в профсоюзы под угрозой физического насилия.

Столь же иезуитское название носит другая мера, о которой давно мечтают либералы, стремящиеся – прямо по Козьме Пруткову –  в принудительном порядке установить единомыслие в идеологическом пространстве. Радио – единственное средство массовой информации, где безраздельно царят консервативные взгляды. Радиолибералы не в состоянии конкурировать с идеологическими оппонентами. Практически все остальные СМИ активно ведут пропаганду “прогрессивного” мировоззрения, и еще один голос ничего к этому хору не добавляет.

Однако частичное господство в идеологической сфере либералов не устраивает, они стремятся к полной монополии. Для этого и придумана орвеллианская идея под названием “доктрина беспристрастности” (я подробно пишу о ней в одноименной статье у себя на сайте в разделе “Американская политика”).

Обама, обычно избегающий лобовых конфронтаций, скорее всего пойдет обходным путем. Скажем, поддержит внесенный сенатором-демократом от Иллинойса Диком Дурбином законопроект о “разнообразии” и “расширении представительства местного населения” в составе редакционных коллегий радиостанций. Суть дела от этого не меняется – в глотку оппозиции будет всажен кляп.

А вот еще одна мера, о которой  давно и страстно мечтают демократы: лишение населения права владения огнестрельным оружием, гарантированного Второй поправкой к Конституции США. И опять-таки президент вряд ли решится идти напролом,. Но что помешает ему внести требование об обязательном страховании огнестрельного оружия на сумму не менее 1 миллиона долларов?

Подобное требование равносильно запрету на огнестрельное оружие. Ведь ни одна компания в Америке не страхует от подобного риска, не говоря уже о том, что далеко не всем по карману была бы подобная страховка. Просто и элегантно! Соответствующий законопроект уже внесен на рассмотрение законодательного собрания штата Иллинойс (опять Иллинойс!) демократом Кеннетом Данкином.

Список аналогичных инициатив, предназначенных вывести Америку на путь строительства социализма, можно продолжать и продолжать. Но, думается, и сказанного довольно, чтобы дать представление о том, что из себя представляет Барак Обама и что он замыслил совершить в своей стране. Во время предвыборной кампании он обещал “перемены” и слово свое держит: перемен будет столько, что никому мало не покажется.

                                               *          *          *

Господин редактор, свою заметку Вы заключаете следующими словами: “Есть основания надеяться, что избиратели США не ошиблись в своем выборе”. Боюсь, что как раз наоборот: если не считать леворадикального сегмента электората, который выбрал именно того, кого жаждал видеть в Белом Доме, рядовые американцы, оболваненные пропагандой и поддавшиеся самогипнозу, на мой взгляд, совершили очень серьезную ошибку, купив социалистического кота в мешке. В ближайшие годы им предстоит горько раскаяться в своем выборе.

Комментариев нет :

Отправить комментарий